Тюльпанная лихорадка (тюльпаномания)

«Тюльпановая лихорадка» — первая в истории финансовая пирамида

Финансовые пирамиды, от которых в конце прошлого – начале этого века пострадало множество россиян, явление, оказывается, далеко не новое. Одна из первых таких пирамид возникла в далеком XVI веке и привела к разорению целой страны – Голландии.

В 1593 г. Каролус Клусиус, руководитель сада лечебных трав императора Максимилиана II, посадил несколько луковиц тюльпана в землю ботанического сада Лейденского университета. На следующий год появились цветы, которые определили всю будущую судьбу Голландии.

Как и большинство других декоративных растений, тюльпан попал в Европу с Ближнего Востока. Но тюльпан обладал одной интересной особенностью. Из его луковиц вырастали красивые цветки той или иной окраски, а через несколько лет она неожиданно менялась: на лепестках появлялись полосы, каждый раз разных оттенков. Сейчас уже известно, что это результат вирусного заболевания тюльпанов. Но тогда это выглядело чудом. Если торговец бриллиантами должен был купить за большие деньги новый алмаз и огранить его по-новому, то владелец одной-единственной тюльпановой луковицы мог стать владельцем нового, неповторимого сорта, стоившего на тюльпановом рынке уже на несколько порядков больше.

В 1612 году в Амстердаме был опубликован каталог Florilegium с рисунками 100 разновидностей тюльпанов. Например, луковица показанного на рисунке тюльпана, стоила, в зависимости от размера, от 3.000 до 4.200 флоринов.
Новым символом преуспевания заинтересовались многие европейские королевские дворы. Тюльпаны подскочили в цене. В 1623 году луковица редкого сорта Semper Augustus, пользующегося большим спросом, стоила тысячу флоринов, а в разгар тюльпанового бума в 1634-1636 годах за нее платили до 4600 флоринов. Для сравнения: свинья стоила 30 флоринов, а корова – 100 флоринов.
Второй причиной тюльпанового бума стала эпидемия холеры 1633-1635 гг. Из-за высокой смертности в Нидерландах стало не хватать рабочих рук, поэтому зарплаты выросли. У простых голландцев появились лишние деньги, и, глядя на тюльпановое безумие богатых, они стали вкладывать в собственный тюльпановый бизнес.

Клусиус буквально заразил голландцев своим увлечением тюльпанами. В стране началось помешательство, полное безумие, названное позже историками «тюльпаномания». За 20 с лишним лет голландцам удалось вырастить десятки сортов тюльпанов.
В 1625 году луковица редкого сорта тюльпана уже могла стоить 2000 золотых флоринов. Торговля ими была организована на биржах Амстердама, Роттердама, Харлема и Лейдена. Объем тюльпановой биржи достиг астрономической суммы в 40 миллионов флоринов.
К 1635 году цена поднялась до 5500 золотых за луковицу, а к началу 1637 года цены на тюльпаны выросли в 25 раз. Одну луковицу давали в качестве приданого невесте, три стоили столько же, сколько хороший дом, а всего лишь одна луковица сорта Тюлип брассери отдавалась за процветающую пивоварню. Продавцы луковиц зарабатывали огромные деньги. Все разговоры и сделки вращались вокруг единственного предмета – луковиц.

К примеру, луковица красного тюльпана с белыми прожилками стоила 10 000 флоринов, а Рембрандту за его картину «Ночной дозор» заплатили 1800, что его весьма порадовало.
Задокументированным рекордом была сделка в 100 000 флоринов за 40 тюльпановых луковиц. Чтобы привлечь людей небогатых, продавцы начали брать небольшие авансы наличными, а в залог остальной суммы шло имущество покупателя. Например, стоимость луковицы тюльпана Viceroy составляла “2 лоуда (2,25 кубометра) пшеницы, 4 лоуда ржи, 4 жирные коровы, 8 жирных свиней, 12 жирных овец, 2 меха вина, 4 бочки пива, 2 бочки масла, 1000 фунтов сыра, кровать, шкаф с одеждой и серебряный кубок” – всего добра на 2500 флоринов. Художник Ян ван Гойен за десять луковиц заплатил гаагскому бургомистру аванс в 1900 флоринов, в залог остальной суммы предложил картину Соломона ван Руйсдаля, а также обязался написать собственную.

Тюльпановая лихорадка породила легенды. Одна из них – про то, как портовый босяк, увидев входящий в гавань корабль, бросился в контору его владельца. Купец, обрадованный известием о возвращении долгожданного судна, выбрал из бочки самую жирную сельдь и наградил ею оборванца. А тот, увидев на конторке луковицу, похожую на очищенный репчатый лук, решил, что селедка – это хорошо, но селедка с луком еще лучше, сунул луковицу в карман и отбыл в неизвестном направлении. Через несколько минут купец хватился луковицы тюльпана Semper Augustus (“Вечный август”), за которую заплатил 3000 флоринов. Когда босяка нашли, он уже доедал селедку с “луком”. Бедняга загремел в тюрьму за хищение частной собственности в особо крупных размерах.
Другой апокриф – о том, как харлемские торговцы тюльпанами прослышали о гаагском сапожнике, которому удалось вывести черный тюльпан. Депутация из Харлема навестила сапожника и купила у него все луковицы черного тюльпана за 1500 флоринов. После чего прямо на глазах у тюльпановода – любителя харлемцы бросились яростно топтать луковицы и успокоились, только превратив их в кашицу. Они боялись, что невиданный черный тюльпан подорвет их хорошо налаженный бизнес. А сапожник не вынес варварства, слег и умер.

Многие голландцы бросили работу и постоянно играли на бирже по продаже тюльпанов. Для того чтобы купить луковицы и перепродать по более высокой цене, закладывались дома и предприятия. Продажи и перепродажи производились множество раз, в то время как луковицы даже и не вынимались из земли. Состояния удваивались за мгновения, бедные становились богатыми, богатые — сверхбогатыми. Начала строиться первая финансовая пирамида, которой позавидовал бы и Мавроди. Появилась тюльпановая мафия, похищающая луковицы.

А во вторник 3 февраля 1637 года тюльпаномания в Голландии закончилась. Причем неожиданно и по непонятным доселе причинам. Аукцион начался с продажи луковиц недорогого сорта Белая корона по цене 1250 флоринов за лот. Еще вчера было множество желающих купить этот лот за гораздо более высокую цену, но сегодня покупателей не оказалось вообще.
Продавцы поняли, что все луковицы надо немедля продавать, но было некому. Страшная весть разнеслась по городу, а через какое-то время и по всей стране. Цены не просто снизились – тюльпановая биржа разом перестала существовать. Цены на луковицы упали в среднем в сто раз. Десятки тысяч людей за считанные часы разорились и стали нищими. По стране прокатилась волна самоубийств.

Многие хозяйства пошли с молотка. Многие бедняки стали ещё беднее. А Голландия ещё долго страдала от последствий спекулятивной лихорадки. Пострадали и дельцы из Лондона и Парижа, куда она успела переброситься. Тюльпаны же из “ценных бумаг” опять превратились в просто цветы, объект услаждения взора прохожих и гостей.

Тюльпаномания в Голландии (первый биржевой пузырь) — как это было?

История биржевой торговли полна разными курьёзными случаями. Сейчас, когда мы читаем обо всём происходившем раньше на рынке, нам кажется, что это невозможно, что в действиях участников не было никакого здравого смысла. Однако, всё меняется, и, возможно, через 50-100 лет с таким же недоумением люди будут изучать американский госдолг и не понимать, зачем кто-то покупал их облигации, если это совершенно откровенная пирамида. Но вернёмся к самому истоку – тюльпаномании в Голландии, к первому пузырю в биржевой торговле , и посмотрим как всё развивалось, какие были предпосылки и к каким последствиям привело.

Тюльпаномания в Голландии — что это?

Тюльпаномания в Голландии (также известна как тюльпановый бум, тюльпановая лихорадка) – первый в истории биржевой пузырь, который развился за счёт множества социальных факторов, приведших к бурному росту цен на тюльпаны в Нидерландах 1636-1637 гг.

До тех пор пока это были конкретные товары (сами цветы и их луковицы), всё можно было легко описать как изменение баланса спроса и предложения по объективным причинам. Но как только в торговле были задействованы фьючерсы , пузырь стал надуваться. Как это всегда и бывает, сдулся он практически мгновенно, оставив в обществе кризис доверия, но при этом не нанеся значительного экономического урона (бытует неправильное представление о том, как события тюльпановой лихорадки отразились на благополучии страны). Итак, события тюльпаномании условно можно разделить на три периода.

Предпосылки к развитию тюльпаномании

В начале 17-го века Нидерланды были процветающей страной, в которой хорошая продукция ремесленников пользовалась большим спросом как внутри страны, так и за её пределами. Помимо ремесленничества голландцы занимались всеми видами деятельности, сулящими хороший доход.

Дело в том, что при разведении цветов нередко происходят изменения, которые можно назвать “мутациями” . Например, все слышали про четырёхлистный клевер. С тюльпанами ситуация была следующая – иногда выраставшие цветы имели очень необычный окрас – цвета смешивались, переплетались и создавали красивый узор. Разумеется, это вызвало большой интерес садоводов.

Проблема заключалась в том, что такие цветы появлялись не так и часто, к тому же, как это стало известно позже, причиной такого окраса было заболевание растения, впоследствии названное вирусной пестролепестностью тюльпанов . В ходе большого количества экспериментов и попыток селекции было установлено, что при использовании обычных семян больное растение даёт потомство в виде “простых” тюльпанов без пестролепестности.

Это осложняло воспроизводство таких диковинных цветов, вследствие чего их ценили. Производство цветов расширялось, засевались огромные площади, тюльпановые поля появлялись как грибы после дождя. Основная идея заключалась не в том, чтобы вырастить много простых цветов, а в том, чтобы повысить вероятность появления пёстрого. Так возникла тюльпаномания.

Тюльпановый бум

Итак, на рынке появляется очень привлекательный товар, который стоит больших денег и который каждый цветовод может вырастить. Между тем, стоимость луковиц пестролепестных тюльпанов начинает активно расти. Точные цифры подвергаются сомнению, однако многие сходятся во мнении что за одну луковицу такого тюльпана давали около 1000 гульденов. Это примерный заработок одного среднего купца или трёхлетний заработок очень хорошего ремесленника. Поэтому можно понять стремление людей начать выращивать цветы в надежде на получение заветного “доходного” цветка.

Цены росли и уже в 1633 году были зафиксированы небывалые случаи – в Западной Фрисландии совершались обмены хорошего жилья на луковицы цветов. Это принято считать началом тюльпаномании.

Дальше происходят ключевые события – от торговли луковицами здесь и сейчас цветоводы и спекулянты переходят к торговле луковицами, находящимися ещё в земле. То есть по сути это были обычные фьючерсы. После осени луковицы остаются в земле, передать их покупателю можно будет уже только весной. Это дало возможность значительно упростить спекулятивную составляющую торговли. Получалась следующая схема:

  1. Цветовод продаёт фьючерс на поставку луковицы.
  2. Спекулянт, купивший этот фьючерс, прикручивает к цене свой интерес и продаёт следующему спекулянту.
  3. Цепочка растёт практически неограниченно.
Читайте также:  Новогодние традиции и обычаи

В текущих условиях это может показаться дикостью, но в Нидерландах того времени деловая этика была на столь высоком уровне, что даже цепочки посредников в десятки участников работали. Каждая сделка имела либо поручительство либо нотариальное заверение.

Ещё одним любопытным торговым нововведением стала продажа контрактов на доли луковицы . Использовалась единица измерения – ас, составлявшая 0,05 грамма. Это ещё сильнее уменьшило входной порог для спекулянтов, давая, таким образом, новый толчок для роста цен. Описывая события, современники охарактеризовали происходящее одной простой, но красноречивой фразой:

“Не имевшие самих луковиц продавцы реализовывали контракты покупателям, которые и не собирались ничего выращивать. Более того, они даже денег на контракт не имели…”

Дальше происходит ключевой момент, который окончательно придал тюльпаномании в Голландии вид биржевого пузыря.

В 1636 году к тюльпановой лихорадке присоединяются низшие слои населения . Обусловлено это тем, что организовываются соответствующие торги – народ начинается собираться и торговать контрактами в тавернах и даже борделях. Причём речь идёт даже не о тех дорогих пестролепестных луковицах, люди начинают разгонять цены на обычные сорта., которые раньше и не пользовались таким спросом.

Но важно помнить главное – разгон происходил “на бумаге”, то есть эта было результатом бесконечной перепродажи контрактов. Также в ходу было обозначение “торговля воздухом”. В течение одной такой торговой сессии один и тот же контракт мог быть перепродан более 10 раз, что объясняет бешеный рост цен.

Эти народные торги имитировали обычную биржевую торговлю, но при этом сопровождались постоянным распитием напитков, что придавало вид полного хаоса. Нередко сделки сопровождались откатами, то есть покупателю контракта давали немного денег или наливали. Некоторые даже и не задумывались, зачем они приобретают фьючерс или расписку, они просто участвовали в этом массовом помешательстве, тюльпановой лихорадке.

Торговля, если её можно так назвать, набирала обороты и уже к зиме 1636 года она велась практически круглосуточно. В начале ноября произошло событие, которое в очередной раз подстегнуло деятельность спекулянтов – на новостном фоне о военных событиях реальные луковицы поступили на рынок в большом количестве, что вызвало падение цен почти в 7 раз . Разумеется, такое предложение было быстро выкуплено в расчёте на будущий рост.

Индекс цен на тюльпановые луковицы

Последний рост цен был просто удивительным – известный и не пользовавшийся раньше бешеной популярностью сорт “Швейцарец” вырос за три месяца с 60 гульденов до 1500 . И это был “мусорный” сорт, то есть не пестролепестной. Изысканные же сорта достигали отметок в несколько тысяч гульденов за ас, то есть даже не за луковицу.

В начале февраля 1637 года пришло понимание, что дальше так не может продолжаться и начался крах. Цены обвалились и дальше последовали события, навсегда изменившие деловую среду Нидерландов. В выгодном положении были лишь сами цветоводы, которые и являлись первичными продавцами фьючерсов. Они были готовы поставить луковицы и хотели получить свои реальные деньги. А вот вся цепочка посредников и спекулянтов была на грани разорения.

После всего этого происходили долгие разбирательства, недоверие стало нормой. В конце концов споры урегулировались, например, в Харлеме, тюльпановой столице, постановили выплачивать вплоть до 3,5% от суммы контракта.

Уже к 1639 году в этой области тюльпаномания в Голландии как бы закончилась. В других городах она продолжалась ещё некоторое время, но выражалась лишь в том, что кредиторы пытались получить свои деньги. Так и закончилась эта интересная, но ничему не научившая человечество история.

Современные аналогии

Если кто-то считает, что натуру и природу человеческого мышления могут изменить ошибки прошлого, то это большое заблуждение. Давайте посмотрим на реальные вещи:

  1. Американские казначейские облигации. Про госдолг американцев в биржевой среде не говорит только ленивый. Все прекрасно понимают, что 20 триллионов долларов — это просто колоссальная сумма. А они продолжают одалживать деньги, долг только растёт. Если сохранить те же темпы заимствований, то к 2024 года все полученные деньги будут расходоваться на то, чтобы выплатить проценты по ранее взятым в долг деньгам.
  2. Рынок золота. Это отдельная история, так как есть стабильный, устойчивый спрос со стороны центральных банков. Но в 2011 году цены росли до исторических максимумов за счёт спекуляций. Дело в том, что лишь около 3% рынка этого драгоценного металла является физическим, то есть реальным металлом. Остальные 97% оборота – это всё та же бесконечная перепродажа.
  3. Биткоин. Много разговоров и его прекрасном будущем звучало в период 2015-2017 гг. Что было дальше, мы все прекрасно знаем. Взлёт к 20 тысячам долларов за биткоин и последующий обвал. Чем-то отдаленно это напоминает тюльпановую лихорадку. Самое удивительное, что вполне реален ещё один виток роста, который по оценкам аналитиков может достигнуть отметки в 50-100 тысяч долларов. Однако, следует признать, что биткоин и криптовалюта в целом — это отличный инструмент для заработка и спекуляций на изменении цены. Также важно помнить, что биткоин может стать отличным защитным активом в период мирового экономического кризиса. В такой ситуации спрос на крипту может значительно вырасти, а соответственно вырастет и цена.

Заключение

Какой вывод можно из всего этого сделать и что нам даёт опыт тюльпанового бума? На этом можно заработать, если уметь вовремя распознать назревающие события. Это очень тонкий момент, не каждый в состоянии правильно оценить потенциал и, что самое главное, вовремя выскочить из этого поезда. Ведь обвал происходит так стремительно, что можно попросту опоздать и остаться не только без прибыли, но и получить убытки. Тюльпаноманию не зря так называют, люди действительно сходят с ума в периоды роста пузырей.

«Тюльпаномания»: биржевой пузырь, которого не было

Научное издание Smithsonian опубликовало материал о том, что «тюльпаннную лихорадку», которую принято считать первым биржевым пузырём, выдумали голландские кальвинисты. Люди гнались за прибылью, но не настолько массово, как это описывается в учебниках и художественных произведениях. И эта гонка уж точно не вызвала крах экономики и промышленности. Мы подготовили русскоязычную адаптацию этой статьи.

Всеобщее безумие

Когда на Ближнем Востоке вырастили первые тюльпаны, весь мир сошёл с ума. Некоторые сорта стоили дороже золота. Существует легенда о том, что матроса обвинили в уголовном преступлении и посадили в тюрьму лишь за то, что он перепутал клубень редкого тюльпана с обычной луковицей и съел его на обед. Одна луковица редкого сорта Semper Augustus, с цветами из красных и белых лепестков, стоила, как особняк в фешенебельном районе Амстердама, с личным тренером и садом в придачу. Так как стоимость тюльпана на рынке выросла, началась волна спекуляции — торговцы подняли цены на луковицы до небес. А потом, как это обычно и происходит с биржевыми пузырями, рынок тюльпанов «лопнул», оставив сотни продавцов без выручки.

Динамика индекса фьючерсных (зелёным) и опционных (красным) цен на луковицы в 1635—1637 годы по Томпсону. Изображение: Wikimedia Commons

На протяжение нескольких десятилетий экономисты ставят историю про «тюльпаноманию» в пример опасности и нестабильности свободного рынка. Писатели и историки написали сотни книг про абсурдность событий. На эту тему даже сняли фильм, он называется «Тюльпаннная лихорадка», его сюжат основан на книге Деборы Моггч.

Есть только небольшой нюанс: эта история — неправда.

Чтобы понять правду, нужно разобраться в истории

Что же происходило на самом деле и как получилось, что история спекуляции тюльпанов в Голландии была настолько искажена? Энн Голдгар, профессор ранней современной истории Королевского колледжа Лондона, обнаружила правду, когда изучала архивы, для создания книги «Тюльпаномания: Деньги, честь и знания в Голландии Золотого Века».

«Я всегда шучу, что книга должна называться «Тюльпаномания: это скучнее, чем вы думаете», — говорит Голдгар, — людям нравится эта легенда, так как они думают, что могут извлечь из неё урок. Я считаю это мнение ошибочным».

Прежде чем ставить «тюльпанную лихорадку» в один ряд с пузырём Южного Моря, который случился в 1700-х годах в Англии, с железнодорожным пузырём XIX века, с пузырями доткомов и биткойнов, стоит изучить несколько доводов профессора Голдгара и понять, что происходило в голландском обществе на рубеже XVII века.

Стоит начать с того, что страна пережила крупный демографический сдвиг, во время войны за независимость с Испанией. В этот период купцы прибыли в крупные портовые города: Амстердам, Гарлем, Делфт и начали торговлю, в том числе знаменитую Голландскую Ост-Индийскую компанию. Это принесло огромный доход Голландии, даже несмотря на военное положение в стране. Во главе новой независимой нации стала городская олигархия, состоящая из богатых купцов, в отличие от других европейских стран той эпохи, которые контролировались дворянством. В результате новые лица, идеи и деньги помогли революционизировать голландскую экономику в конце 16 века.

Так как экономика изменилась, изменились социальные взаимодействия и культурные ценности. Растущий интерес к естественной истории и любовь к экзотике среди купечества вызвали рост цен на товары с востока, в том числе из Османской империи. Людям всех социальных классов пришлось развиваться в новых направлениях, которые появились с притоком новых товаров. Например, рыбный аукционер создал рукопись «Книга Китов» и эта работа позволила ему встретиться с президентом Голландии. Голландский ботаник Клузиус создал ботанический сад в Лейденском университете в 1590 году и тюльпан быстро поднялся на почётном месте.

«Дикорастущие тюльпаны, найденные в долинах Тянь-Шаня, начали разводить в Стамбуле в 1055 году, а в XV веке они уже стали символами османов. Например, у султана Мехмеда II было 12 садов с тюльпанами, на содержание которых требовалось 920 садоводов» — пишет в книге «Тюльпаны» Анна Паворд, корреспондент по садоводству интернет-издания The Independent.

Читайте также:  Декоративная тыква. Лагенария, или горлянка

Голландцы вывели, что тюльпаны могут быть выращены из семян и отростков материнской луковицы. Чтобы из семечки выросла луковица и цветок зацвёл, требуется от 7 до 12 лет. А уже созревшая луковица может стать тюльпаном через год. Особый интерес для ботаника Клузиуса и «тюльпановых спекулянтов» представляли «разбитые луковицы». Лепестки у тюльпанов, которые вырастали из этих луковиц, были не однотонными, а разноцветными. Предугадать, как будет выглядеть будущий цветок было невозможно. Натуралисты придумывали способы, как воспроизвести такие луковицы и бутоны, так как спрос на этот редкий вид постоянно рос. Как выяснилось позже, такой эффект получался из-за того, что луковицы болели. Они были хилыми и редко давали цветы.

«Высокая рыночная стоимость тюльпанов, про которую пишут авторы, изучающие «тюльпаноманию», была вызвана ценами на особо красивые «разбитые луковицы», — пишет экономист Питер Гарбер, — так как предугадать, как будет выглядеть цветок, проросший из такой луковицы, было невозможно, «тюльпаноманию» можно охарактеризовать, как азартную игру среди производителей, которые стремились вырастить бутоны всё более необычной раскраски».

Печатный отчёт об итогах аукциона в Алкмаре 5 февраля 1637 года. Изображение: Wikimedia commons

Голландские спекулянты тратили все деньги на луковицы, а потом выращивали цветы, среди которых, возможно, только один принесёт прибыль. «Как предметы роскоши, тюльпаны хорошо вписываются в культуру больших капиталов и нового космополитизма» — пишет Голдгар. Тюльпаны требовали экспертности, опыта оценки красоты и экзотики и, конечно же, больших денег.

Начало легенды

Вот, где миф вступает в игру. Согласно популярной легенде, «тюльпаномания» охватила все уровни голландского общества в 1630 году. «Стремление голландцами обладать редкими луковицами было настолько большим, что обычная промышленность была заброшена, а население, вплоть до самых низших слоёв, стало торговать тюльпанами» — пишет шотландский журналист Чарльз Маккей в популярной работе 1841 года «Чрезвычайно популярные заблуждения и безумие толпы». Согласно этой работе, все, от самых богатейших купцов, до беднейших трубочистов, скупали луковицы тюльпанов и перепродавали их по более высокой цене. Больше всего компаний по продаже тюльпанов было в конце 1636 года, а в феврале рынок начал трещать по швам. Всё больше и больше людей разорялись, в надежде купить заветные луковицы, и всё больше торговцев, оставшись в долгу, становились банкротами. По крайней мере, так всегда считалось.

«На самом деле, в это были вовлечены немногие люди и экономические последствия были не настолько значительными, — пишет Голдгар, — я не смогла найти в архивах информацию о хотя бы одном одном банкроте. Если бы действительно было массовое уничтожение экономики, как говорит миф, найти данные не составило бы труда».

Эти доводы не означают, что всё в истории про «тюльпаноманию» вымысел. Торговцы действительно участвовали в бешенной торговле тюльпанами и платили немыслимые деньги за несколько луковиц. А когда покупатели не смогли заплатить торговцам столько, сколько заранее обещали, рынок развалился и вызвал небольшой кризис. Но только потому что это подорвало социальные ожидания.

«В данном случае, сложность состоит в том, что почти все рыночные отношения строились на доверии. Покупатели обещали выкупить луковицы у торговцев, а потом говорили «Мне всё равно, что я обещал это купить. Теперь этот товар мне не нужен». Суды не хотели в это вмешиваться и поэтому некому было заставить людей платить, за товар» — говорит Голдгар.

Но «тюльпаномания» не влияла на все слои общества и не вызывала крах промышленности. «Отсутствие данных о банкротах не позволяет сделать твёрдый вывод, но результаты проведённого исследования говорят о том, что спекуляция луковицами тюльпанов, была не настолько массовой и сумасшедшей, как принято считать» — пишет экономист Питер Гарбер.

Кто распространил миф?

Если «тюльпаномания» не была таким бедствием, зачем же её выставили в этом свете? Можно предположить, что в этом виноваты обиженные христианские моралисты. С большим богатством приходит волна социального беспокойства. «Невероятный уровень успеха вскружил им головы. Все невероятные истории, подтверждающие экономическую разруху: про моряка, брошенного в тюрьму и про трубочистов, пытающихся разбогатеть, пришли из пропагандистских брошюр. Их распространили голландские кальвинисты, боявшиеся, что тюльпановый бум приведёт к социальному гниению. Их убеждение, что это богатство было ужасным, дошло и до наших дней» — пишет историк Саймон Шам, в книге «Конфуз богатства: Интерпритация голландской культуры в Золотом Веке».

«Некоторые идеи неискоренимы, например та, что Бог не любит хитрецов и насылает на них чуму. Вот что могли сказать люди в 1630 году, — говорит Энн Голдгар, — идея, что хитрость — грех дожила до современного общества. Гордыня предшествует падению».

Голдгар не осуждает режиссёров и писателей, за неверную интерпретацию прошлого. Она недовольна неверными выводами историков и экономистов, которые те сделали в своих трудах, ещё больше распространив идею «тюльпаномании». «У меня не было никакой возможности узнать, что эта история — ложь, пока я не подняла старые архивы. Это было неожиданным сокровищем», — говорит Голдгар.

Тюльпаномания

Первые тюльпаны появились в Западной Европе в XVI веке. Эти цветы быстро приобрели огромную популярность. А мода на пышные клумбы в имениях аристократов ещё больше подстегнула спрос на новые растения. К началу XVII века выращивание тюльпанов из всеобщего увлечения превратилось в выгодный бизнес. Богачи, желая перещеголять друг друга, были готовы платить хорошие деньги за луковицу очень редкого сорта. Материал подготовлен в рамках совместного проекта Norvik Banka и журнала «Дилетант».

Особенного успеха в разведении тюльпанов и селекции новых сортов добились голландцы. В цветоводов переквалифицировались сотни вчерашних рыбаков и ремесленников. Многие фермеры превращали свои поля и огороды в обширные плантации для выращивания столь востребованного растения.

Цены на луковицы устойчиво росли несколько лет. И Голландия, с её передовой экономикой и духом свободного предпринимательства, превратилась в главного поставщика тюльпанов для всей Европы.


Кульминация тюльпановой лихорадки. Власти отправили солдат уничтожать плантации цветов, чтобы остановить падение цен. На переднем плане изображён голландец, который готов с оружием в руках защищать свой горшочек с тюльпаном экзотического сорта

Одновременно в Амстердаме и ряде других городов сложились стихийные биржи, где активно шла торговля столь актуальным товаром. Причём в торгах энергично участвовали не только профессиональные брокеры, но и множество случайных людей. Ещё одной особенностью таких бирж стала спекуляция фьючерсами. То есть контракты заключались на покупку и продажу луковиц, которые ещё предстояло вырастить. Или тех сортов, которые ещё даже не выведены.

1634 год традиционно считается стартом тюльпаномании. Бурный рост цен подстегнул и приток капиталов из других стран. За неделю цена на «новинку» рынка могла подскочить вдвое. Известны случаи, когда за горшочек с тюльпаном экзотической расцветки отдавали мельницу или корабль. Желанными невестами считались девушки, в приданое за которых давали луковицу пёстролепесткового сорта.

К концу 1636 года ажиотаж достиг апогея. Резко подскочила стоимость не только редких, но и самых обычных тюльпанов. Многие были искренне уверены, что цена на эти цветы будет расти вечно. Краткосрочное падение спроса в ноябре обернулось вскоре ещё более бурным ростом цен. Многие спекулянты потеряли чувство реальности. Они стали столь самоуверенны, что закладывали всё своё имущество, не задумываясь о потенциальных рисках.

К февралю 1637 года цены достигли своего пика. Но рынок оказался перегрет, и биржевой пузырь закономерно лопнул. Стоимость луковиц упала в разы. Сотни владельцев расписок (среди которых были и врачи, и пекари, и даже трубочисты) на ещё не выросшие цветы оказались банкротами. Власти, желая спасти ситуацию, пошли на радикальные меры. Чтобы остановить падение цен, на плантации с цветами отправляли солдат для уничтожения рассады. Но всё было тщетно. Тюльпановые биржи рухнули.

Позднее в литературе история тюльпанового безумия и полного разорения биржевых игроков была ярко и неоднократно описана. Сложилось множество мифов и небылиц. А ведь на самом деле экономика Голландии на фоне краха тюльпановых бирж не только избежала депрессии, но и продолжила рост. А Нидерланды до сих пор остаются мировым лидером в производстве цветов.


События тюльпаномании стали фоном для любовной драмы «Тюльпанная лихорадка» (США — Великобритания, 2017 год)

Главный урок тюльпаномании заключался в том, что любая игра на бирже должна вестись обдуманно и профессионально. А когда активом начинают заниматься сразу все — это признак грядущего «пузыря». Вспоминаются слова знаменитого финансиста Джона П. Моргана­мл., успевшего спасти свои активы перед биржевым крахом 1929 года: «Когда на рынок выходят чистильщики обуви — профессионалам надо уходить». Опытные брокеры всегда чувствуют главные тренды. И успевают вывести и свои, и клиентские средства до того, как «пузырь» лопнет.

Тюльпаномания в Голландии или $2 млн. за цветок

Вы бы заплатили за один единственный цветок тюльпана более 2 миллионов долларов ? Если да, то можете дальше не читать, вам не понять того, что произошло в Голландии в 17 веке. Голландия — страна тюльпанов. Однако это было не всегда. До конца 16 века, про эти диковинный цветы почти никто не знал в Европе. Их завезли из Турции в 1593 году. И этим было положено начало тюльпаномании или тюльпановой лихорадке в Голландии, которая имела катастрофические последствия не только для самой страны, но и для всей Европы.

Начало тюльпанового бума

Изначально, к тюльпанам относились просто как красивым цветам, не более. Конечно, они были немного дороже, чем все остальные «обычные» цветы. Началось все с того, что владельцы тюльпанов стали замечать, что со временем, некоторые цветы меняют свой окрас. Их лепестки покрывались полосами различного цвета. Тогда это казалось чудом. Обладать неповторимым цветком, с оригинальным и единственным в мире окрасом захотелось многим. Это как иметь единственный в мире экземпляр редкой марки, монеты, машины или картины. Начался настоящий тюльпановый бум. Все хотели иметь у себя неповторимый цветок. А по закону рынка, если есть существенный спрос, то соответственно цена будет только расти.

Кстати, наука доказала, что лепестки тюльпанов меняют свой цвет в результате заболевания (вируса) и никакого чуда тут нет. Но это произошло намного позже, указанный событий.

Создание тюльпановых бирж

Простой люд (крестьяне, ремесленники, торговцы) видя все повышающийся спрос на тюльпаны, тоже захотели стать участниками этого рынка и неплохо заработать. Этому также и способствовала недавно прошедшая лихорадка, унесшая изрядную доля населения страны. Рабочих рук не хватало и наблюдался рост оплаты труда. Увеличившийся уровень доходов населения, тоже подтолкнул спрос (и цены) на тюльпаны вверх. Пытаясь подражать богатым, они тоже стали «вкладывать» деньги в цветы. Другие же, стали использовать свои поля, для выращивания этих цветов.

Теперь стало выгодно садить луковицы тюльпанов, чем разводить скот, выращивать пшеницу и другие продукты.

Вскоре ажиотаж достиг такого уровня, что была создана специальная тюльпановая биржа, торговавшая только этими цветами. Были выпущены специальные каталоги, с описанием и ценами редких окрасов цветов. Тюльпаномания захлестнула не только Голландию, но и все ведущие европейские страны.

Читайте также:  Съедобные кактусы

Если раньше тюльпаны можно было купить только в определенный период времени (обычно с мая по октябрь), но бешеный спрос на них породил возникновение контрактов на поставку от будущих урожаев (фьючерсный контракт). Можно было заплатить деньги осенью за будущий урожай, а потом по весне продать его в несколько раз дороже.

Этими контрактами спекулировали по максимуму. Обычно это выглядело так: торговец покупал у крестьянина контракт на поставку, затем перепродавал его дороже ремесленнику, который в свою очередь реализовывал его рыбаку, не забыв отщипнуть и свою долю прибыли и так далее.

Парадокс заключался в том, что никто из них в глаза не видел продаваемых/покупаемых растений. Дело дошло до того, что все имеющие запасы контрактов на поставку цветов в несколько раз превосходили количество существующих в стране тюльпанов. Для покрытия всех обязательств, необходимо было собирать все урожаи в Голландии на протяжении 14 лет.

Цены на тюльпаны

В начале тюльпанового бума в 1923, редчайший сорт тюльпана продавался по цене около 1000 флоринов. Достигнув пика в 30-е года, стоимость подобных цветов составляла уже 5-6 тысяч флоринов за луковицу.

Много это или мало?

Для сравнения, средняя годовая зарплата по стране составляла 150 флоринов. Получается, что одна луковица стоила примерно столько же, сколько человек мог заработать за всю свою жизнь.

В 1636 году одну луковицу сорта «вайсрой» можно было обменять на 4 тонны пшеницы, 8 тонн ржи, 4 быка, 8 свиней, 150 бочек вина, 4 тонны пива или 2 тонны сливочного масла. И причем это была не самая дорогая луковица.

Конец тюльпанового бума

В 1636 году тюльпановая лихорадка превратилась в экономический мыльный пузырь. Крестьяне уже ничего не хотел производить кроме тюльпанов. Начался упадок сельского хозяйства и промышленности. Все были заняты торговлей тюльпанами, приносившей сумасшедшую прибыль. Однако так долго продолжаться это не могло. Достигнув своего предела стоимости в 1635-36 годах, спрос на тюльпаны пошел на убыль. Уже никто не хотел выкладывать за них такие большие деньги. Все стали продавать, надеясь зафиксировать прибыль. Массовые продажи породили обвал цен. В течение всего нескольких недель стоимость снизилась в сотни раз.

тюльпаномания в Голландии

Биржевой тюльпановый крах привел к разорению сотен тысяч семейств не только в Голландии, но и в других странах. Видя постоянно растущую стоимость, люди закладывали и перезакладывали свое имущество, производство, чтобы поучаствовать в тюльпановых гонках (напоминает ипотечный кризис в США — 2007-2008 гг).

Последствия тюльпаномании переросли в финансовую катастрофу во всей Европе, но больше всех конечно же пострадала Голландия.

Практически полностью разрушенное и разоренное сельское хозяйство и промышленность в стране отбросило ее на несколько десятилетий назад в плане экономического развития. И только спустя четверть века, страна смогла выйти на докризисный уровень своего экономического развития.

За обновлениями в этой и других статьях теперь можно следить на Telegram-канале: @vsedengy.

Тюльпанная лихорадка (тюльпаномания)

Всемирно известная тюльпаномания охватила Голландию в 1635–1637 годах. В то время как Европа стонала от Тридцатилетней войны, жители Нидерландов ожесточенно сражались за право подороже продать луковицы тюльпанов.

Никто не знает достоверно, почему людей охватило тюльпанное безумие. Предполагается, что впервые им заболела Османская империя, где тюльпаны разводили для удовольствия султанов. В империи этот цветок считался символом любви Аллаха к верующим, стоил больше драгоценностей и ценился намного дороже, чем человеческая жизнь.

Тюльпаны попали в Стамбул из Персии в 1055 году, а в XV веке они стали символом османов. У султана Мехмеда II было 12 садов с тюльпанами, за которыми ухаживали 920 садоводов.

В Западной Европе цветок оказался в середине XVI века: первый тюльпан, о котором достоверно известно, расцвел в немецком Аугсбурге весной 1559 года. В Голландию тюльпаны привез в 1593 году французский ботаник Карл Клузиус, который ранее ухаживал за садами императора Фердинанда I.

Почва Нидерландов оказалась благодатной для выращивания этих цветов. К тому же из-за войны в страну перебралось много беженцев, среди которых были и богатые ценители тюльпанов. Так что вторая волна тюльпанной лихорадки разразилась уже в Голландии.

Бум тюльпанов в Европе начался после того, как некоторые владельцы тюльпанов заметили, что со временем лепестки цветов приобретают пестрый рисунок. Это было настолько необычное и редкое явление, что такие тюльпаны начали цениться буквально на вес золота. Лишь в XX веке стало известно, что лепестки тюльпанов меняют цвет из-за вируса, которым заболевают луковицы цветов.

Второй возможной причиной тюльпаномании называют эпидемию холеры 1633–1635 годах. Из-за высокой смертности в Нидерландах стало не хватать рабочих рук. Благодаря этому увеличился спрос на рабочую силу и выросла оплата труда. У простых голландцев появились лишние деньги, и, глядя на тюльпанное безумие богатых, они стали вкладываться в эти цветы.

Как появились фьючерсы

Очень быстро цветоводство превратилось в азартную игру, в которой начали участвовать все, у кого был хотя бы небольшой клочок земли. Наибольшую популярность приобрел редкий сорт Semper Augustus («Вечный август») — белые бутоны с прожилками красного цвета.

В 1623 году одна луковица Semper Augustus стоила 1 тыс. флоринов (примерно ₽6,5 млн на текущие деньги), а в самый разгар лихорадки цены на этот сорт подскочили до 4,6 тыс. флоринов. Свинья в то время стоила 30 флоринов, а корова — 100 флоринов. Работающие голландцы в среднем получали 150 флоринов в год.

Правда, торговать луковицами цветов можно было только с мая по октябрь. В мае луковицы их выкапывали из земли после цветения, а в октябре сажали в землю до весны. В остальное время рынок замирал.

Предприимчивые голландцы вскоре нашли выход. С осени 1634 года садовники начали продавать луковицы, находившиеся еще в земле, обязуясь передать их покупателю на следующее лето. Совершая такую сделку, покупатели рисковали. Но риск компенсировался тем, что в мертвый сезон луковицы стоили дешевле. Летом же их можно было перепродать с большой прибылью.

Спрос на тюльпаны достиг невиданных высот. Торговля цветами переместилась на фондовую биржу Амстердама. В провинциях — Роттердаме, Харлеме, Лейдене, Хорне — луковицами торговали в тавернах. Такие импровизированные биржи получили название «коллегии».

Следующий шаг был сделан в 1635 году, когда появились «бумажные тюльпаны» — прообразы современных фьючерсных контрактов. Спекулянты на биржах начали заключать контракты на продажу и покупку луковиц. Контракты XVII века представляли собой расписки, которые можно было много раз перепродавать друг другу. Так началась активная спекуляция контрактами.

Как лопнул мыльный пузырь

К началу 1637 года безумие достигло пика, а тюльпанная лихорадка превратилась в мыльный пузырь. Многие голландцы побросали работу, чтобы посвятить себя торговле на бирже, а крестьяне не выращивали ничего, кроме тюльпанов.

Один контракт за день мог перепродаваться несколько раз — каждый раз по более высокой цене. На бирже делались состояния, и спекулянты потеряли чувство реальности, полагая, что цены на цветы будут расти вечно.

В конце 1636 года садоводы предупредили игроков, что число «бумажных тюльпанов» намного превысило их возможности. Из-за резкого увеличения спекулянтов цены начали колебаться все быстрее. Долго такое положение продолжаться не могло.

Чем все закончилось

3 февраля 1637 года на рынке тюльпанов случился биржевой крах. Спрос на тюльпаны резко упал, и на бирже почти не оказалось покупателей. Продавцы запаниковали, что привело к массовым продажам контрактов — все хотели получить сначала заработанные, а потом хотя бы вложенные деньги. Рынок рухнул в одночасье. За короткое время стоимость тюльпанов упала в сотни раз. Тысячи голландцев разорились.

Исследователи расходятся в том, что произошло дальше. Дело в том, что из-за скудности и неполноты исторических свидетельств в точности восстановить картину невозможно.

Британский журналист XIX века Чарльз Маккей в своей книге писал, что «коммерция страны находилась в состоянии глубокого шока, от которого она оправилась лишь много лет спустя». Аналогичного мнения придерживается влиятельный экономист XXI века Бертон Малкиел: «шок от взлета и падения (цен на тюльпаны) привел Голландию к продолжительной депрессии, которая не пощадила никого».

Другие исследователи считают, что в действительности никакого экономического кризиса, шока или хотя бы мягкой рецессии не произошло, поскольку так называемый золотой век Нидерландов продолжался до конца XVII века.

Рынок редких тюльпанов восстановился после катастрофы за два года. Цены вновь выросли, достигнув 1 тыс.и флоринов за луковицу, а затем начали плавное снижение до 100–200 флоринов. Редкие пестролистные тюльпаны со временем вымерли. Число тюльпановых хозяйств сократилось, но эта отрасль не исчезла совсем, а стала визитной карточкой Голландии.

Больше интересных историй и новостей об инвестициях вы найдете в нашем телеграм-канале «Сам ты инвестор!»

Добавить комментарий