Поэтичность в названии трав

Тайны растений

Окружающий нас мир растений невероятно богат и разнообразен. В нем остается много тайн, загадок, открытий. Результаты исследований, проведенные с разными растениями, изумляет даже самых опытных ученых.

Растения не только украшают нашу жизнь, но и устанавливают настоящие мировые рекорды! Исследователи считают, что растения наделены чувствами, интелектом, обладают памятью, чувством времени, могут различать цвета и общаться между собой или предостерегать друг друга.

Растения обладают памятью

Все растения – живые существа и они чувствуют отношение к себе и как всякое живое существо, способны возвращать нам наши же чувства, помноженные в несколько раз.

Есть такая наука, ФИТОПСИХОЛОГИЯ (от др.-греч. phyton – “растение”), которая изучает их жизнь, психологию, поведенческие реакции и формы проявления этих реакций, симпатии, антипатии. Психические способности растений были известны еще древним.

Растения, изменившие мир

Все человеческое общество зависит от растений. Этот простой факт – повседневная реальность для аборигенов, собирающих растения непосредственно для приготовления пищи и постройки жилищ, а также на топливо, одежду и в качестве лекарств. В развитых странах зависимость от растительных сообществ менее заметна, но все же существует.

Экология и жизнь. Законы природы
Равновесие – один из основных законов природы. Действие этого закона затрагивает все сферы нашей жизни. Мир сегодня как единый организм, а значит последствия всеобщего нарушения закона равновесия затронут всех. Так почему же человечество, зная о существовании закона равновесия, постоянно, и с большим упорством, продолжает этот закон нарушать?

Забавные цветочные часы

Карл Линней всю свою жизнь посвятил систематизации растений. Много лет наблюдал за растениями и обратил внимание на то, что их можно сгруппировать по особому признаку – времени раскрытия и закрытия цветков.

Растения хищники

Насекомоядные хищные растения (венерина мухоловка, росянка, жирянка, росолист, саррацения, дарлингтония и др.). Растения-хищники бросают вызов нашим интуитивным представлениям о взаимоотношениях животных и растений.

Кукушкиными башмачками называют одно удивительное растение нашего леса. Оно принадлежит к семейству орхидных и именуется ботаниками башмачком крупноцветковым.

Травы, травы, травы! Поэтичность в названии трав

Большинство из нас не знает названий многих дикорастущих трав, даже самых распространенных. Я не говорю про такие, как всем известные одуванчики или мать-и-мачеху, а другие – желтенькие, синенькие, беленькие. Что же это за травы?

Плакун-Трава всем травам Мати

Считается, что плакун-трава обладает огромной магической и целебной силой. Знахари использовали ее в своих заговорах, а простые люди старались иметь в своем доме как оберег от несчастий и болезней.

Священные растения
Считалось, что при желании растениям можно было придать не только добрую, но и злую силу. В былые времена целебная сила трав была хорошо известна, о них создано немало легенд и сказаний.

Среди деревьев баобаб по праву держит мировой рекорд. Он знаменит своими необычными размерами. Это одно из самых толстых деревьев в мире – при средней окружности ствола 9 – 10 м, его высота всего 18 – 25 м (в “Книге рекордов Гиннесса” за 1991 г. рассказывается о баобабе диаметром целых 54,5 м).

Некоторые из микроорганизмов – помощники человека, другие – портят плоды его труда, третьи – недруги, вызывающие различные заболевания. У животных имеется довольно сложная и тонкая система защиты, предохраняющая их от вторжения микробов. А как же защищаются растения?

Волшебный цветок папоротника

Раз в году наступает ночь, когда все, что ты загадываешь – сбывается. Ты можешь стать травой, водой, зверем или духом воздуха. Один раз в году нам позволено вернуться к язычеству, поклоняться давно забытым богам, сражаться с нечистью, очищаться огнем. В день Ивана Купала не действует календарь и останавливаются часы.

Лотос – священный цветок буддизма

Этот священный цветок буддизма удивляет ученых всего мира.

Икебана – новая жизнь цветка

В нашу жизнь прочно вошло слово икебана – традиционное японское искусство аранжировки цветов (составления букетов).

Бонсаи – крохотные деревца

Еще одно японское искусство, связанное с живой природой.

Колдовство растений, цветов и трав

В древности люди придавали большое значение растениям и травам. Некоторые их них стали символами, талисманами и оберегами. Им приписывалась магическая сила, способная очищать от зла пространство вокруг себя и притягивать добро.

Любовная магия комнатных растений

Чтобы зарядить свою квартиру атмосферой любви, обращайтесь к растениям, подвластным богине любви Венере и покровительнице магии – Луне.

Цветы способны не только улучшать настроение, но и энергетику. А некоторые растения и вовсе повышают благосостояние. Как привлечь в дом деньги?

Пчелы любят цветы

Любой ребенок знает, что такое пчела, однако большинство представляет себе пчелу медоносную. А ведь это только один из сотен видов пчел!

Целительная сила деревьев известна человечеству давным – давно. Как выбрать подходящее именно Вам растение? Выберите себе “донора” (советы дендротерапевтов).

То, что кустарники, растения, деревья – живые существа, знали еще в глубокой древности. Знали и то, что у каждого человека есть свое дерево-символ.

Дерево ольха – одно из 13 священных деревьев, используемых в магии. Оно связано с равновесием, периодом весеннего равноденствия – временем равновесия и гармонии.

Описание трав и цветов в поэзии С.А. Есенина

Образ растений в поэзии о природе. Причина обращения С. Есенина к образу растений. Травы как отражение настроения поэта (грусть, радость и душевное равновесие). Тайны колдовского цвета Есенина. Изобразительно-выразительные средства в описании трав.

РубрикаЛитература
Видреферат
Языкрусский
Дата добавления22.10.2011

МОУ средняя общеобразовательная школа №69

«Центр развития образования»

Тема: «Описание трав и цветов в поэзии С.А. Есенина»

Автор: Попова Наталья Алексеевна

ученица 8.2 класса средней школы № 69

Руководитель: Рожнова Елена Николаевна

Сергей Есенин… поэтическое сердце России… Его стихи обладают поистине колдовской силой, берут за душу, добираются до самых глубин сердца.

Он пленил меня, повел по прекрасной земле, заставил всмотреться в ее краски, вслушаться в ее звоны, в ее тишину, всем существом впитать ее запахи…

В чем притягательность его поэзии? Не в том ли, что она открывает тайну познаний света, что в ней бездна смысла? Не поможет ли мне понять эту тайну, раскрыть смысл характернейшая особенность есенинского творчества – активное использование цвета, его словесная живопись?

В поисках ответов на данные вопросы я поняла, что легкость, красивость его стихотворений обманчива. И истинный смысл, настоящая глубина его произведений открывается не сразу…

Его открытие состояло в том, что цветовой образ так же, как и фигуральный, может вбирать в себя сложное определение мысли. С помощью слов, соответствующим краскам, он сумел передать тончайшие эмоциональные оттенки, изобразить самые интимные движения души. Его цветовая гамма способствовала передаче различных настроений, романтической одухотворенности, придала свежесть образам. Там, где, казалось, пейзаж обычен, где свет и тени не захватывают внезапно воображение, где, на первый взгляд, в природе нет броских, запоминающихся картин и многое уже примелькалось, поэт вдруг неожиданно и смело открывает новые краски. Синее, голубое, алое, зеленое, рыжее и золотое брезжит и переливается в есенинских стихах.

По мысли Потебни, любовь к чистым и ярким краскам – свойство наивного, неиспорченного цивилизацией сознания. Обладая таким свойством, поэт Сергей Есенин углубил цветовосприятие тончайшими впечатлениями от реального мира.

1. Причина обращения к поэзии С. Есенина по данной теме

В поэзии С.А. Есенина нас покоряет и захватывает в «песенный плен» удивительная гармония чувств и слова, мысли и образа.

Лирической чувствительностью проникнуто все творчество поэта. Подобно шишкинскому лесу или левитанской осени, нам бесконечно дороги и близки и «зеленокосая» есенинская береза – самый любимый образ поэта, и его старый клен «на одной ноге, стерегущий голубую Русь»,

И цветы, и трава, низко склонившие в весенний вечер к поэту свои головки…

Побывав весной в селе Константиново, выслушав экскурсовода, наслаждаясь удивительной природой этого края: цветущими деревьями, травами, склонами оврага, рекой Окой, я поняла почему С.А. Есенин искренне любил это место, посвящал стихи родным краям.

Мне показалось очень интересным и увлекательным через поэзию С.А. Есенина наблюдать трепетную жизнь трав и цветов, пережить определенную смену чувств и настроений поэта.

В этой работе меня лично интересует душевное расположение поэта к растительному миру. Как часто С.А. Есенин использует образ растений в поэзии, какие травы и цветы он показывает нам в своих стихах.

Поэт намеренно подбирает обычные травы рязанской местности. С какой целью, для чего? Возможно, через растения он показывает характер русской души. В поэзии С.А. Есенина травы и цветы шепчутся, грустят, радуются и поют. В своих стихах с помощью растений он выражает настроение души.

3. Образ растений в поэзии о природе

Причина обращения С. Есенина к образу растений.

Пейзаж С.А. Есенина – не мертвые безлюдные картины. Пользуясь словами М. Горького, можно сказать, что в него всегда «вкреплен человек». Этот человек – сам поэт, влюбленный в родной край.

Основная образная тема произведений Есенина – передача внутреннего состояния героя через восприятие окружающего мира. Поэт вырос среди раздолья среднерусской природы, и она научила его любить «все, что душу обрекает в плоть».

Природа у С. Есенина – не застывший пейзажный фон: она живет, действует, горячо реагирует на судьбы людей. Она любимый герой поэта, она неотделима от человека, от его настроения, от его мыслей и чувств.

Растительный мир поэта многообразен. В его стихах встречаются более 20 пород деревьев (липа, ива, черемуха, береза…), 20 видов цветов.

Среди них – роза, мак, ландыш, маргаритки, ромашка, резеда, кашка, левкой, василек, колокольчик, различные травы и злаки. Вот лишь несколько примеров.

И душа моя – поле безбрежное –

Дышит запахом меда и роз

Белая свитка и алый кушак,

Рву я по грядкам зардевшийся мак

Под венком лесной ромашки

Я строгал, чинил челны…

По меже, на переметке,

Резеда и риза кашки.

И вызванивают в четки

Ивы кроткие монашки.

И выползет из колоса,

Как рой пшеничный злак

Все они неповторимо живут и органично вплетаются в поэтическую ткань стиха. Так же это и абстрактная трава:

Родился я с песнями в травяном одеяле.

Зори меня вешние в радугу свивали…

Трава, поблекшая в расстеленные полы

Сбирает медь с обветренных ракит…

4. Травы – отражение настроения поэта

а) В поэзии С.А. Есенина мы видим трепетную жизнь лугов, равнин, лесов, различные переживания поэта. При описании различных трав в поэзии Есенина проявляются разные чувства. Например, грусти:

Зашумели над затоном тростники.

Плачет девушка – царевна у реки…

Не обгорят рябиновые кисти,

От желтезны не пропадет трава,

Как дерево роняет тихо листья,

Так я роняю грустные слова…

У побережья зеленого,

Наклонив головки нежные,

С ручейками тихозвонными.

Кому-то пятками уже не мять по рощам

Щербленный лист и золото травы

Хорошо в эту лунную осень

Бродить по траве одному.

И сбирать на дороге колосья

В обнищалую душу – суму.

б) В иной раз у поэта возникает совершенно другое чувство, например, радости или хорошее настроение.

Ах колокольчик! Твой ли пыл

Мне в душу песней позвонил

И рассказал, что васильки

Очей любимых далеки…

Никнут шелковые травы,

Пахнет смолистой сосной.

Ой, вы, луга и дубравы, –

Я одурманен весной…

Так, например, в стихотворении «С добрым утром!» видно, что лирический герой находится в хорошем расположении духа. Это передается через описание растений.

У плетня заросшая крапива

Обрядилась ярким перламутром.

И, качаясь, шепчет шеловито

Хорошо в эту лунную осень

Бродить по траве одному.

И сбирать на дороге колосья.

В обнищалую душу – суму.

в) Так же у Есенина много стихотворений, в которых лирический герой находится в душевном спокойствии. Это чувствуется через описание трав и цветов. Вот одни из них:

А кругом роса жемчужная

Отливала блестки алые,

А над озером серебрянным

Камыши, склонясь, шептались.

За перепаханною нивой.

На ветке облака, как слива,

Златится спелая звезда.

За горами, за желтыми долами

Протянулась тропа деревень.

Вижу лес и вечернее полымя.

И обвитой крапивой плетень.

Чтобы создать выразительную картину мира. Поэт использует названия трав и цветов в прямом значении. Но очень часто он прибегает к переносному, метафорическому употреблению. Таким способом Есенин выражает душевное состояние и чувства своего героя:

«Маком влюбленное сердце цветет,

Только не мне она песни поет»-

Восторг: «Васильками сердце светится,

Горит в нем бирюза».

«И в глазах завяли маргаритки,

Как болотный гаснет огонек» – грусть.

Рисуя картины природы, Есенин часто прибегает к приему олицетворения. Подобно человеку, цветы рождаются, растут, умирают, поют, шепчут, грустят и страдают.

Милая, ты ли? Та ли?

Розы ль мне то нашептали?

Цветы мне говорят прощай,

Головками склонясь ниже…

Свет вечерний шафранового края.

Тихо розы бегут по полям.

И над озером серебряным

Камыши склонясь шепталися.

Уж не сказ ли в прутнике

Жисть твоя и быль,

Что под вечер путнику

Многоцветна, многокрасочна палитра поэта, переливается всеми цветами радуги. «Цветными» эпитетами поэт пользуется мастерски, и довольно часто у него рождаются неожиданные образы:

Где ты, где ты отчий дом,

Гревший спину под бугром?

Синий, синий мой цветок,

Белая свитка и алый кушак,

Рву я на грядках зардевшийся мак.

Я ответил милой: «Нынче с высоты

Кто-то осыпает белые цветы»…

Здесь белые цветы – снежинки.

«Я милой голову мою

Отдам, как розу золотую»… – цвет волос ассоциируется с цветом золота.

Человек – дитя природы. Не возможно представить Есенина вне её. Он живет в мире природы, а она живет в нем. Вероятно поэтому в стихах

С.А. Есенина так часто встречаются сравнения человека с растением:

Только нам бы, только б нашей

Не скосили, как ромашке головы…

И, песне внемля в тишине,

Любимая с другим любимым,

Быть может, вспомнит обо мне

Как о цветке неповторимом…

Вот что пишет А. Качаева: «Вся природа для Есенина едина и жива настолько, что он не ощущает четких образных граней между человеком и зверем, зверем и растением, поэтому у него «не звенит лебяжьей ей рожь», «только будут колосья – кони о хозяине старом тужить». 8 В «Песне о хлебе» пронзительна мысль о хлебе, как о живом существе, об умирании природы – смерти колосьев:

Наше поле издавно знакомо

С августовской дрожью поутру.

Перевязана в снопы солома

Каждый сноп лежит как желтый труп.

А потом их бережно, без злости,

Головами стелят по земле

И цепами маленькие кости

Выбивают из худых телес.

В лирике поэта мы встречаемся не только с названиями цветов и трав, но и с прилагательными – определениями, как в прямом, так и в переносном значении:

Читайте также:  Бонсаи - крохотные деревца

А степь под пологом зеленным

Кадит черемуховый дым

Яблоневым цветом брызжет

Ты – мое васильковое слово,

Я навеки люблю тебя…

Не жаль мне лет растраченных напрасно,

Не жаль души сиреневую цветь

С помощью эпитетов, сравнений, метафор поэт глубже выражает свое отношение к жизни: «Искусство для меня – не затейливость узоров, а самое необходимое слово того языка, которым я хочу себя выразить», – писал поэт.

5. Какую тайну хранит колдовской цвет Есенина?

есенин поэзия растение трава цвет

Поэзия Есенина многоцветна, но не просто наделена красками, а органически слита музыкальностью и цветом с внутренним миром поэта и тем окружающим пространством, в котором он живет и творит. Есенинская символика цветов более устойчива, а некоторые цветовые эпитеты становятся постоянными символами (вначале – малиновый и розовый, позднее – золотой, белый, желтый, красный). Другие же, в особенности голубой и синий, употребляются как в прямом, так и в переносном значении: голубая Русь и голубой простор, синий вечер и синее счастье. Есенинские малиновое поле, ширь, лебеда не отвечают зрительным представлениям, но передают восхищение красотой родного края в этом определении соединились и высшая похвала, и высшая мера любви. Точно также «розовое небо» воспринимается не как небо, освещенное закатом солнца, а как символ чего-то идеального, несбыточного, о чем можно только толковать, как о «голубиных облаках».

С чьей-то ласковости вешней

Отгрустил я в синей мгле

О прекрасной, но нездешней,

Как национальный народный поэт Сергей Есенин впитал в свою поэтическую систему излюбленную исстари красочную гамму. есенинская цветопись ранних стихов, по существу, в точности воспроизводит расположение цвета на русской иконе, а пламя, льющееся «в бездну зрения», как и «алый мрак в небесной черни» – основополагающий цвет образа Спаса в силах, который возникает в глазах поэта именно на границе перехода из мира земного в мир небесный. И сама икона в его стихах становится подлинным окном в иной мир, а отворенное его словом, оно преображает и мир здешний. Синева, разлитая в поэзии Есенина, действительно напоминает древнерусскую фресковую живопись. Недаром о знаменитом Дионисии его современники говорили, что он «аки дымом пишет».

Связь земного и небесного – не просто один из поэтических приемов, а важнейшая особенность философии Есенина, его представлений о мире и человеке. По точному наблюдению Т. Савченко, в произведениях Есенина земная и небесная сферы взаимодействуют, влияют друг на друга и даже сливаются! Вот почему небо в художественном мире поэта – «голубая трава», «голубая пуль», а вода на земле – это небесная синь, упавшая в реку.

Эта выраженная поэтически связь земли и неба создает образ единого вселенского храма – храма природы, человеческой души, прекрасного храма мироздания. В восприятии поэта этот мифопоэтический образ приобретает ярко выраженный национальный колорит, предстает в виде Мирового древа, корни которого – земля, а вершина – небо. «Все от древа – вот религия мысли нашего народа», – напишет позднее Сергей Есенин в философско-эстетическом трактате «Ключи Марии» (1918 г.).

6. Личное отношение к теме исследовательской работы

С творчеством С.А. Есенина я познакомилась недавно. Удивительно нежная, напевная и красочная его поэзия оставила в моей душе неизгладимый след. Мне очень понравился литературный язык этого поэта, яркий, образный и выразительный. Я была поражена той большой и нескончаемой любовью, которую поэт питал к родине, её необозримым просторам и природе. Меня очаровало, то с какой нежностью Есенин описывает каждую травинку, былинку, кустик и деревце. Черёмуха у него «спит в белой накидке», «вербы плачут», «ковыль спит».

Невольно переживаешь радость первой встречи со стихами этого поэта. В моей душе остался «мой Есенин» – вечно молодой и необычайно лиричный мастер слова, тонкий знаток природы.

Есенин для меня навсегда останется нарядным пиршеством цвета, насыщающего сердце и делающего жизнь светлее, а глаза шире.

1. Бельская А. «Песенное слово». 2008.

2. Братья Куняевы «Жизнь Есенина». Москва, 2008 г.

3. Марченко А. «Поэтический мир Есенина». Москва, 1989 г.

4. Прокушев Ю. «Сергей Есенин. Образ, стихи, эпоха». Москва: изд. «Новая Россия», 1979 г.

5. Щеглов М. «Есенин в наши дни». №3, 2009 г.

Подобные документы

Сочетание цвета и звука в поэзии С. Есенина. Мифологема женского начала и патриотизма в лирике С. Есенина. Философское сравнение цвета в поэзии А. Фета и С. Есенина. Задушевные звуки лиры С. Есенина. Звонкий есенинский талант.

реферат [21,8 K], добавлен 27.09.2006

Описание основных фактов из жизни Сергея Александровича Есенина. Их отражение в творчестве и проявление в ведущих мотивах его произведений. Признание первого стихотворения поэта. Отношение Есенина к революции. Самобытность его поэзии. Образ жизни поэта.

контрольная работа [17,3 K], добавлен 04.01.2012

Устная народная поэзия и непосредственные впечатления об окружающем мире как основной источник раннего творчества поэта. Отзвуки популярных фольклорных жанров в поэзии С.А. Есенина. Художественный яркий, запоминающийся образ в частушках С.А. Есенина.

реферат [22,7 K], добавлен 17.11.2009

Притягательность поэзии Сергея Есенина. Передача различных настроений, романтической одухотворенности при помощи цветовой гаммы. Любовь к чистым и ярким краскам – свойство наивного, неиспорченного цивилизацией сознания. Тайна колдовского цвета Есенина.

реферат [19,6 K], добавлен 21.08.2011

Периоды жизни и творчества С. Есенина по Л.В. Занковской. Особенности стихов С. Есенина, посвященных России. Отношение писателей-эмигрантов к поэзии русского поэта. Взаимосвязь народного творчества и космических мотивов в творчестве С. Есенина.

реферат [27,8 K], добавлен 08.07.2010

Образ Христа-странника в поэзии С. Есенина. Художественное создание утопической мифологической модели мира в произведениях поэта. Библейские мотивы в поэмах С. Есенина послереволюционного периода (“евущий зов”, “Отчарь”, “Пришествие”, “Преображение”).

дипломная работа [125,1 K], добавлен 20.06.2014

Красота и богатство лирики Есенина. Особенности художественного стиля, метафоры. Поэтическая лексика, техника. Луна в поэзии Есенина. Тема деревни, родины, любви в лирике Есенина. Предшественники и последователи. Есенин и древнерусская литература.

курсовая работа [192,8 K], добавлен 21.11.2008

Период имажинизма в творчестве и жизни С. Есенина. Поэтика Есенина в 1919-1920 гг. Образы-символы в его творчестве, цветовая насыщенность произведений. Анализ цветового лексического состава стихотворений с точки зрения употребления различных частей речи.

курсовая работа [50,4 K], добавлен 04.10.2011

Сергей Есенин – судьба и творчество. Особенности поэтического мировосприятия С.А. Есенина. Своеобразие мироощущения лирического героя. Человек и природа. Фольклор как основа художественной картины мира в поэзии Есенина. Особенности поэтической метафоры.

курсовая работа [31,0 K], добавлен 21.04.2008

Малая родина Есенина. Образ Родины в лирике Есенина. Революционная Россия в лирике Есенина: раскаты бушующего океана крестьянской стихии, мятежного набата. Природа в творчестве Есенина, приемы ее олицетворения как любимого героя поэта в произведении.

презентация [983,6 K], добавлен 21.12.2011

Волшебная Кладовая

Рецепты, заклинания, травы, зелья, амулеты, ароматы и праздники. Архив группы “Волшебная кладовая ВК”

Оглавление

Главная » травник » фольклор и верования » Забавные и колдовские названия растений: славянская магия

Забавные и колдовские названия растений: славянская магия

В первой части мы прошлись по фольклорным англоязычным названиям колдовских растений. Теперь обратимся к старинным русским прозваниям для трав, цветов и кореньев.

Сначала дано официальное название растения, иногда еще один вариант официального названия, далее латинское название и варианты фольклорных названий

Аир болотный – Acorus calamus L. – явер, татарское зелье, лепех, ирный корень

Акация белая – Acacia alba L. – гороховое дерево, караган.

Аистник цикутовый – Erodium cicutarium L. – журавельник, грабельки, семиприточная, расперстница, гребеница, червивец, игольник.

Алтей лекарственный – Althaea officinalis L. – просвирняк, проскурняк, калачики, дикая роза

Арника горная – Arnica montana L. – горный баранник, горляшная трава.

Астрагал пушистоцветковый – Astragalus dasyanthus Pall. – богородская трава, горох волчий, сладкая трава.

Багульник болотный – Ledum palustre L. – багун душистый, розмарин лесной, клоповник, клоповая трава, болотная одурь, гушатник, бачно, головолом

Бальзамин садовый – Impatiens balsamina – разрыв-трава, спрыг-трава, скакун-трава, трава прыгун, трава огонь

Барбарис обыкновенный – Berberis vulgaris L. – кислянка, кислица, кислый тёрн

Барвинок малый – Vinca minor L. – могильница, гроб-трава, плющ, зелёнка, цвенок, винка

Бедренец камнеломковый – Pimpinella saxifraga L. – дягильник, козлики, козел, зубной корень, сердечная трава.

Белена чёрная – Hyoscyamus niger L. – блекота, куриная слепота, дурника, бесиво, дурь-трава, одурь, ядовитый табак, свинные бобы, коростой, бешеница, горлачики, немица, собачий мак, люлюх.

Белладонна обыкновенная – Atropa belladonna L. – сонная одурь, волчья ягода, черешня сумасшедших, красавка

Белокопытник лекарственный – Petasites officinalis Moench. – подбел лекарственный, подбил, гумный корень, маточник, крещена.

Бессмертник песчаный – Helichrysum arenarium (L.) Moench. – цмин, сухоцвет, золотиска, гелихризум, мороз-трава

Болиголов пятнистый – Conium maculatum L. – вонючая трава, вонючка, вонючник, головолом, пустотел, мутник, бугела, буглав, блекотина, блекота, свистульник, свистуля, дегтярка, петрушник, петрушка дикая, петрушка собачья, свиная вошь, дягиль собачий, гориголова, омег

Будра плющевидная – Glechoma hederacea L. – собачья мята, сороканедужник, котовник

Бузина чёрная – Sambucus nigra L. – самбук, бузок, пусторосль, бузовник, пищальник, баз

Буквица – Betonica officinalis L. – шалфей полевой, золотушник, сорокозуб, бабки, бетоника, буква

Валериана лекарственная – Valeriana officinalis L. – маун, маун-трава, кошачий корень, кошачья трава, земляной ладан, одолян, лихорадочный корень, козлик, сорокоприточная трава, трясовичная трава.

Василёк луговой – Centaurea jacea L. – лоскутница, волошка, горькуша, трипушник, медвежьи головки, сердечная трава, ранник, мелкий дедовник

Василёк синий – Centaurea cyanus L. – синюшник, синьки, волошка, блават.

Вахта трёхлистная – Menyanthes trifoliata. L. – водяной трилистник, женский жабник, лихорадочник, поносная, чахоточная, золотушная-трава, трифоль

Вьюнок полевой – Convolvulus arvensis L. – берёзка, повилика

Горец змеиный – Polygonum bistorta L. – раковая шейка, винный корень, горец аптечный, горлец, змеевик, змеиный корень.

Горец птичий – Polygonum aviculare L. – спорыш, гречиха птичья, топтун-трава, гусятница, гусятник, гусиная травка, трава-мурава, куроед.

Горечавка крестовидная – Gentiana cruciata – тирлич-лихоманник

Гравилат городской – Geum urbanum L. – гвоздичный корень, подлесник, бенедиктова трава, вывишник.

Девясил высокий – Inula helenium L. – оман, девятисил, дикий подсолнечник, дивосил

Дербе́нник иволи́стный – Lýthrum salicária – Плаку́н-трава́

Донник жёлтый (лекарственный) – Melilotus officinalis Desr. – мольная трава, дикая гречиха, жёлтый баркун, женский донник, заячий холодок

Душица обыкновенная – Origanum vulgare L. – душмянка, душница, духовый цвет, пчелолюб, материнка, мята лесная, блошничник, боровая костоломная трава, клоповная, трава клоповая, ладанка

Дягиль лекарственный – Archangelica officinalis L. – сладкий ствол, ствольник, луговая дудка, дягильник, коровник, дзенгель, ангелика, пушка, волчья дудка, волчий корень.

Зверобой обыкновенный (пронзённый) – Hypericum perforatum L. – заячья кровь, кровавчик, жёсткое сено, дюравец обыкновенный, хворобой, джеробай, кровяная трава, трава иисусовых ран, раневая трава, ивановская трава, кровавник, молодецкая кровь, красная травица, чертоган.

Клюква обыкновенная – Oxycoccus – журавлинка.

Лопух большой – Arctium lappa Mill. – репейный корень, дедовник.

Манжетка обыкновенная – Alchemilla vulgaris L. – грудная трава, недужная, горлянка сердечная

Марьянник дубравный – Meiampyrum nemorosum L.- иван-да-марья, золотушная трава.

Мята перечная – Mentha piperita L. – английская мята, холодок, холодка, мята перцовая, чайная мята, мята-холодянка, благородная мята.

Одуванчик обыкновенный – Taraxacum officinale Web. – дойник, молочник, у дуан, одуй илешь, зубной корень

Окопник лекарственный – Symphytum officinale L. – виз-трава, жирный корень, огуречная трава, костолом

Очный цвет – Anagailis arvensis L. – куриная слепота, почешная помощь

Пижма обыкновенная – Tanacetum vulgare L. – полевая рябина, глистник, горлянка, девятильник желтый, маточник

Пион тонколистный – Paeonia tenuifolia L. – лазоревый цветок, воронок, зеленика

Простре́л раскры́тый – Pulsatílla pátens – Со́н-трава́

Пустырник волосистый – LeonuFus – глухая крапива, сердечная трава, собачья крапива

Ромашка аптечная – Matricaria chamomilla L. – купальница, ромен, румянка, сосонька

Сушеница болотная – Gnaphalium uligi-nosum L. – жабья трава, горлянка, порезная трава, червивая трава

Тимьян ползучий – Thymus serpyllum L. – богородская трава, боровой перчик, мухопал

Толокнянка обыкновенная – Arctostáphylos úva-úrsi – медвежья ягода, медвежье ушко, медвежий виноград, костянка-толокнянка, толоконко, мучница, толокница, толоконка боровая

Тысячелистник обыкновенный – Achillea – белоголовник, белая кашка, кровавница, носочистка, порезная

Черноголовка обыкновенная – Prunella vulgaris L. – горлянка, синеголовка, брунелька

Чистотел большой – Chelidonium majus L. – бородавочник, бородавник, желто-молочник, красномолочник, чисто-плот

Щавель конский – Rumex confertus Willd. – коневник, грыжная, кислица конская, огневка
Эфедра двухколосковая – Ephedrа distachya L. – кузьмичева трава, хвойник.

Ярутка полевая – Thlaspf arvense L. – денежник, копеечник, жабная трава

Ятрышник – Orchis – кисельный корень, дремлик, кукушница

Поэтичность в названии трав

Татьяна Смертина – автор более 30-и книг, и прежде всего книг “о неслыханных таинствах ягод, грибов, трав”: “Русский погребок”, “Ягодное царство”, “Белые идут!”, “Брусничный огонь”, “Черничная царица”, “Призрак розы” (1997), “Анемоны” (1999) . Особое место в ряду “растительных” книг занимает “Травник”, посвященный прабабушке поэтессы, которая в свое время в вятской глубинке осведомила ее о тайнах знахарского искусства. Порядка 60% заголовков текстов составляют названия травянистых растений.

Книга состоит из 4-х тематических циклов (“венков”), представленных травами, имеющими особую значимость в народной культуре (например, поэт особо выделяет травы Жизни, продолжения Рода, материнские травы). Мать-и-мачеха, по Смертиной, маркирует антитетичные возрастные периоды: “Молодость – родная мать. Старость – злая мачеха”; кощей-трава (связь фольклорного Кощея (Кащея) Бессмертного с миром предков).

Непостижимость людьми жизни растений убеждает их в таинственном происхождении последних (возникновение растений из небытия при знаковом неизменном чередовании циклов исчезновения и возрождения), веру в их исключительные, чудесные свойства. Поэтому они воспринимаются в качестве благословения предшественников по роду с того света, в виде священного дара, обеспечивающего посредничество между миром живых и мертвых, и, более того, как воплощение самих предков. Написанное выше относится и к траве материнке ”буквица”, “зашептав” которую, можно сделать так, что приснится умершая мать. В данном случае образ травы непосредственно соотносится с образом матери, праматери.

Книга также представлена травами весны и девичества, любовными, поцелуйными, приворотными, отворотными, ворожейными, магическими, молодильными травами. Девичьей травкой ”гвоздика луговая”, вероятно, гадают на любовь, с помощью сердечника ”горчица” также гадают “ради мило-го” и избавляются от сердечных хворей, ландышевой водой пользуются для омоложения кожи лица,Марьин корень – от душевной, от горючей боли гневной И от ярости мгновенно, От бессонниц можно пить”. Название приворотная трава ”звездчатка” говорит само за себя.

Травы-раздумья мобилизуют умственные ресурсы в нестандартных ситуациях и исцеляют от головных болей (например, мята). Богородской травой ”тимьян” в старину окуривали новорожденных (в том числе детенышей) и покойников, а также цвет травы зашивали в подушку для более крепкого сна (ср. с поговоркой: “Хороший сон – залог здоровья). Список поэтического гербария Т. Смертиной дополняется обрядовыми, колдовскими, целебными, всесильными травами и травами-оберегами в авторской классификации. Создатель “Травника” в полном соответствии с народным медицинским знанием здесь актуализирует информацию о самых разных лечебных травах и даже способах их применения (заметим, что целебные свойства в народной медицине приписываются абсолютно всем растениям в той или иной степени без исключения).

Читайте также:  Любовная магия комнатных растений

Стихи Татьяны Смертиной дают возможности для выявления словника словаря народной фитонимики. В ее стихах приводятся многочисленные названия растений (часто через запятую – иванова трава, зелье Ивана, огнец (имеет пурпурно-розовое соцветие), иван-чай – кипрей; богородичная трава, чебрец, копыт (часто используется при лечении болезней животных), лиловник (за сиреневую окраску цветков), ненасыт, перхун (перхать – “кашлять” ), ослабь-бронхит (по терапевтической функции), верест, очнись-трава, фимиамник, ладанный цветок (за ярко выраженные пряно-ароматические свойства), ползучий перец (за частично стелющийся стебель) – тимьян ползучий Thymys serpilium L.).

Наряду с широко известными названиями трав, такими как земляника, ландыш, лопух, мать-и-мачеха, одуванчик, на страницах “Травника” можно встретить и название «помяни-меня», и «очисти от беса», «стыд не потеряй», «прощай- и отомсти-траву». Ряды представляют собой распространенные нормативные, номенклатурные названия трав, их варианты и сугубо локальные, диалектные номинации, которым в целом свойственны образность, многокомпонентность структуры (трава-кощей, ноготок жар-птицы, минуй меня демон).

Обыгрывание внутренней формы народных названий трав – отдельный аспект авторской работы со словом. Смертина смакует слова, любуется ими. Примером такого обыгрывания является употребление автором особых стилистических фигур (типа паронимических обыгрываний: мята – маять, бельмовник – от боли). Опора на внутреннюю форму, заложенную в названии травы, при умелой, нарочито незамысловатой корреляции отзвучий, формирует индивидуальный стиль автора. Содержательная доминанта физических переживаний, запечатленных в выразительном слове, в своей основе совпадает с явлениями природы как таковыми.

Вероятно, некоторые номинации автор создал сам, но выявление их может быть не вполне достоверным, так как многие справочные материалы в этом отношении нерепрезентативны. Способы (принципы) номинации, которые актуализирует Смертина, можно свести к общей схеме. Кажется, поэт хочет подчеркнуть все ей известные существенные специфические качества трав, будь то конституциональные (характеристика внешнего вида) или экзистенциальные (место произрастания, особенности роста, цветения, созревания, размножения и т.п.; “образ жизни растений”). Иллюстрацией попытки автора соответствовать принципам народного травника и обозначать все возможные свойства травы могут быть следующие строки:

“Зелье чёрное в лесу
Бело-розово вовсю […]»
(Т.С.)

«Ветер ветреницу гнёт,
А она, хоть и ревёт,
Корень свой не надорвёт […]»
(Т.С.)

«Но хоть ясен цвета взгляд,
В белый шелк набрызган яд […]»
(Т.С.)

«Ало-девичий бутон –
Распечальный анемон.
Весь из розовых он тайн!
Зелье чёрное, обман (“Чёрное зелье”).
(Т.С.)

Акциональные характеристики трав, способы, условия сбора, сушки, хранения, приготовления, применения, в том числе и немедицинского – обрядовое (обряд купания в росе), магическое (например, в гадании), подчеркиваются другим примером:

Бесовья дурница,
Ты ядом не май!
Над зельем, девица,
Печаль проклинай.
Наплачешь, нашепчешь
Обиду над зельем –
На росстанях выбрось
В платке за селеньем.
Вмиг птица оглохнет,
Упав в травостой.
И милый твой охнет
В дали городской.
И вспомнить он должен
Родимые дали,
Забитых окошек
Сквозные печали,
Тот путь, что исхожен,
Где тень его бродит…
И клятву на пожне!
Он вспомнит, он вспомнит. (“Дурман-трава”. Татьяна Смертина)

Смертина систематически делает акцент на эффективных потенциях описываемого растения (ожидаемое терапевтическое действие):

Долой бородавки
И всякую мразь!
Он праведным светом
Яснит тёмный глаз –
Прозорник, бельмовник!
От боли зубной
Порой помогает
Тот корень глухой.
И нечисть и нежить –
То зелье не нежит! […]
Сок ядом осушит
Наросты на теле,
А мерзкую душу
Ничто не отбелит (“Чистотел”. Татьяна Смертина).

Автор активно воспроизводит в своих стихах названия, основанные на воспроизведении мифологических сюжетов. Мифологический способ номинации представлен прежде всего языческими мотивами, и при этом делается акцент на персонажах славянской мифологии. Так, она говорит о “язычном зелье Ивана”, которое отсылает нас к купальским реалиям:

Чернь-омут – морочит…
Купальские ночи!
И хохот и всплески,
И капель подвески…
Плеча лунный край…
Молочность тумана… (Татьяна Смертина)

Автор приводит собственную легенду о происхождении “навязчивых” плодов лопуха:

Невесте суженый дарил
Бус перезвень и шёпот свой…
Но перед свадьбой в час ночной,
Его лешак оборотил
В репейник над водой.
С тех пор цепляется репей
За шали и подолы –
Отчаянно, душою всей,
Стремясь на пир весёлый!
Не знает он – уж пять веков
Невесты в мире нет.
Где храм стоял – там глушь лесов,
Забвенье, лунный свет. (“Лопух сиренево-печальный”. Татьяна Смертина).

Любопытна авторская вариация поэтического переложения этиологической легенды о популярной траве иван-да-марье ”фиалка трехцветная Viola tricolor L.” (травянистое растение с желтыми цветками и фиолетовыми листками), как следствие трагической истории любви брата и сестры, уличенных в кровосмешении:

Вновь вы рядом,
Брат с сестрицей!
Но чего же вам грустится?
Ваши руки не сплетутся,
Хоть и помысел был чист.
Брат с сестрою не сойдутся,
И нет силы разойтись.
“Ты убей меня, брат,
Хоть и жалко.
Схорони меня, брат,
В шали яркой.
Ты обсей меня
Тёмной фиалкой.
Мимо парни пойдут –
Усмехнутся.
Мимо девки пойдут –
Наревутся…” (“Иван-да-марья”. Татьяна Смертина).

Интересно, что существуют другие виды травянистых растений с таким же названием, например, марьянник, который может еще именоваться чёрной травой за свойство растения в период увядания приобретать угольно-чёрную окраску, что также обращает внимание на его необычное происхождение. В народной медицине чёрная трава считается очень сильным средством при лечении нервных расстройств.

На наш взгляд, тексты книги не только “стихи-предвидения, стихи-полугипноз, стихи-молитвы” , но стихи-инструкции, стихи-предписания, стихи-рецепты. Хотя формульные признаки и вышеперечисленных атрибутов налицо. Например, в стихотворении “Заговор-молитва в полдень над сердечной травой” прослеживается и обращение, только не к небесному защитнику, а к языческой “Деве-царь-Полуднице “, и упование на исполнение желания: “Чтоб любить мне одного До скончанья моего!”, “Не плесни в меня полынь” (в данном контексте – горечь).

Автор активно пользуется приемом синтаксического параллелизма, когда воссоздает вполне заговорные конструкции перечисления: “Затумань рукавом, Заморочь шепотком, Завяжи глаза платком!”. Она пользуется повтором однокоренных слов, что имитирует стиль плетения словес:

Зачаровывай, чаруй,
Чтоб от чар тех не очнулась,
Чтобы разочарованье
Сердца веки не коснулось. (Татьяна Смертина)

Нередко стихи Смертиной отличает суггестивность, сближающая их с жанром народной молитвы и заговора. Это особенно очевидно в “торжественном” обращении к адресату, так и эмфатичность, обозначенная восклицательным знаком и заключительное “Аминь”. В заговорной и молитвенной традиции со свойственной ей жесткой структурой и тщательной регламентацией в то же время имеется много выходов для реализации ярко выраженного индивидуального, интимного характера побуждения просящего. В данном случае это любовное чувство, поверенное сердечной траве, исповеданная любовь, языческая и христианская, заговоренная и замоленная одновременно.

“Травник” Татьяны Смертиной, как нам кажется, представляет собой поэтическую кодификацию народно-медицинских (ботанических) знаний, одной из самых древних областей народной культуры, в которой закреплен опыт не только практического, но и культурно-мифологического, мифопоэтического освоения мира.

Содержание “Травника” полностью соответствует выбранной форме, а описанные в нем травы точно соответствуют роли, отведенной им в традиционной культуре. Более того, информация о терминологии, о медицинских свойства трав в ряде случаев находит подтверждение в поэтических текстах Т. Смертиной. Очевидно, что в художественном мире поэтессы вегетативный код играет самостоятельную, самоценную роль поэтизации народной культуры. Он не просто выполняет идиостилеобразующую функцию – в том, что автор органично сближает две стихии: поэзию и магию, и раскрывает их взаимообусловленность, проявляется замеченное многими исследователями древнее родство языка, поэзии и обряда.

©Николай Копытов. «Фитонимическая лексика в поэтических текстах “Травника” Татьяны Смертиной». Научный труд. [Материалы международной научно-практической конференции «Современная русская литература: проблемы изучения и преподавания. 2005 г.»]
Николай Юрьевич Копытов – аспирант кафедры общего языкознания Пермского государственного педагогического университета. Писал научные работы о творчестве Виктора Астафьева.

Поэтичность в названии трав

Сколько истинной поэзии, теплоты, ласковости таят, например, народные названия полевых, луговых и лесных цветов и трав! «Голубиный звончик», «братики», «дрёма», «медуница», «покрынь-трава», «купава», «батожок», «дуб­ровная ветреница». А как метко определяет мудрый народ сущность того или иного растения! Крапива — «жгучка», «жигалка», «озжиха», «жалива»; медоносный луговой кле­вер — «медовая кашка», «пчельный хлебик»; черная беле­на — «дурь-трава»; повитель — «сорочья пряжа»; зеленая болотная ряска — «лягушачья дерюжка», «утиная трава»; одуванчик — «пустодуй», «пуховка»; ландыш — «ранник», «лесной язык».

Можно ли представить, что в речи любящего степь и поле, луг и лес трудолюбивого русского земледельца вместо поэтических народных названий знакомого с дет­ства растения мелькали бы «араукария», «увирандра», «селагинелла» и т. п.? Представить это весьма трудно. Кое-кто, однако, допускает, что человека можно заставить произносить чужие, совершенно непонятные слова.

Так, недавно один из редакторов настойчиво просил меня заменить в рукописи слово «кочетки» словом «ири­сы». Редактор ссылался на то, что «ирис» — общеизвест­ное название упомянутого мною растения, а «кочетки» — никому не ведомый диалектизм.

— Позвольте, — возражал я, — название «ирис» не рус­ское, оно произошло от латинского «Iris» — так называли когда-то богиню радуги. А наше русское название «кочет­ки» или «петушки» — гораздо образнее, потому что цветы этого растения очень похожи на пышный петушиный гре­бень.

— Ирисы нигде не называют кочетками, — не сдавал­ся редактор.

— Только так их и называют у нас на Дону, на юге России и не только на юге, — продолжал настаивать я.

Для того, чтобы слово «кочетки» было оставлено в ру­кописи, мне пришлось потратить минут десять. Примерно столько же было потрачено на защиту каждого из ниже­следующих слов: «раина», «глухомань», «журной». Дол­жен сказать, что все эти слова (так же, как «кочетки») были отмечены редактором не в авторском тексте, а в речи героев.

Мне не хотелось понапрасну тратить времени, и я уже почти согласился с тем, что вместо «раины» можно вписать «пирамидальный тополь», вместо «глухомани» — «глушь», вместо «журной» — «печальный», Слова эти произно­сила 80-летняя задонская казачка, и речь ее звучала так:

«В нашей глухомани землица и та заклёкла, и нема тут ни деревца, ни кусточка. А ежели где на отножине или же на краю хутора завиднеется одна журная раина, так ее со всей округи видать. »

Я мысленно попробовал «перевести» эту фразу с рус­ского народного языка на «чистый» литературный язык, которого требовал от меня редактор. Получилось, что полуграмотная древняя казачка «выразилась» примерно так:

«В нашей глуши даже земля затвердела от безводья, и нет здесь ни деревца, ни кустика. Если же где-нибудь в лощине или на хуторской окраине вы заметите одино­кий и грустный пирамидальный тополь, — он будет виден далеко-далеко».

После такого «перевода» я сам стал «журным» и по­нял, что русский язык мы продолжаем портить, а героев наших книг делаем безликими серыми тенями. Редактор, однако, возразил мне, что мы боремся против узкого про­винциализма.

При следующей встрече я протянул ретивому редак­тору приготовленный мною список слов и спросил его:

— Что вы думаете о языке такого, скажем, писателя-провинциала?

В списке значились слова: «карахтер», «засумятились», «хошь», «изловимши», «не емши», «таперича», «взбуровило», «гладух», «брюха замёрзла», «стервецы», «шалава», «изменщик», «фатера», «струмент», «горючьми слезьми», «фатает», «акромя», «следовает» и т. д. и т. п.

— Что ж, — редактор пожал плечами, — можно было даже не предупреждать, что товарищ из провинции, это видно по его словарю.

— Совершенно верно, — сказал я, — почти всю жизнь он жил в деревне и написал известный роман, из которого выписаны эти слова.

Закруткин В. А. Заметки о языке // О неувядаемом / В. Закруткин. М., 1973. С. 386-388.

Внеклассное мероприятие на тему “Цветы в литературе”

Разделы: Литература

СЛАЙД 1. С древних времён цветы занимают особое место в творчестве поэтов и писателей всего мира. В одной библейской легенде упоминается, например, о лилии, выросшей из слёз Евы, изгнанной из рая. В древнерусском сказании о новгородском купце Садко, говорится об отвергнутой им морской царевне, из слёз которой появились ландыши. А один из греческих мифов повествует о юноше Нарциссе и цветке названным его именем.

Не только древние, но и авторы более поздних эпох, так или иначе, затрагивали эту тему в своих произведениях. Особую роль в её развитии играют русские писатели и поэты. Считающиеся непревзойденными общепризнанными мастерами описания природы. Даже далекий от идей поэтов “серебряного века”, Валерий Брюсов, являясь жёстким, волевым и ярким представителем символизма в литературе, в своём возмущении массовой урбанизацией, протесте против бездушного городского хаоса, не мог пройти мимо мирного созерцания природы.

В стихотворениях Анны Ахматовой практически в каждом раннем стихотворении встречается огромное количество фиалок, лилий, георгин и маргариток. Александр Сергеевич Пушкин хранил всю жизнь гелиотроп, подаренный ему Анной Керн.

СЛАЙД 2. У всех народов, во всех странах мира цветок – символ прекрасного, эталон красоты. Природа оказалась щедрой в своем творчестве и создала удивительный мир цветов. Как изящна их форма, бесконечно разнообразны размеры, источаемые запахи, многоцветна палитра красок! Белизну первого снега и синь полуденного неба, алый цвет крови и золото солнечного тепла, розовые тона утренней зари и сиреневую прохладу сумерек словно впитали в себя нежные, трепетные лепестки. Цветы сопровождают нас от первого дня жизни до последнего, придают нарядность и уют дому, украшают наши будни, делают ярче и радостнее праздники, смягчают горе. Сейчас трудно представить облик планеты без цветущих растений.

Цель работы: выяснить, какую роль играют цветы в литературе.

Задачи:

1. Собрать и проанализировать информацию по теме “Цветы в литературе”.

2. Оформить собранную информацию на диске “ Цветы в литературе”.

СЛАЙД 3. Цветы – сама жизнь. Они сопровождают человека от рождения до смерти. Цветы – символ любви и воспоминаний. Не случайно монумент, названный “Цветком жизни”, установлен под Санкт-Петербургом, в память о детях, погибших во время блокады.

СЛАЙД 4. Роза. “Благоухая, розы рассказывают сказки”, – писал Гейне. “Живая молния!” – воскликнул Блок, когда увидел среди кустов пунцовую розу. “Как луч зари”, – назвал Лермонтов раскрывшийся на рассвете алый бутон. “Расцвела роза в роще, и с ее появлением все цветы получили новую жизнь”,- замечал Грибоедов. “Ярко-радостными” показались молодому Брюсову цветы после майской грозы. “Пусть роза сорвана – она еще цветет. ” – это Надсон. В первую очередь при разговоре о цветах в литературе Блока ассоциируется с розами и Иисусом Христом из поэмы “Двенадцать”:

Читайте также:  Лианы-захватчики. Пуэрария дольчатая или кудзу. Растение, которое поглотило Юг

СЛАЙД 5. Фиалка. И.С.Тургенев преподносил своим друзьям только фиалки. Фиалка была любимым цветком М.Н.Ермоловой. Горячо любил и воспевал фиалки А.А.Блок. Ночное благоухание фиалок, признавался Ф.И.Тютчев, наполняло его душу “невыразимым чувством таинственности и погружало в состояние благоговейной сосредоточенности”. Блок – автор поэмы “Ночная фиалка”, написанной в 1906 году. Поэмы, где реальность слита с книжной романтикой, снами и мифами, ожиданием чуда и наступления царства красоты.

По древнерусской легенде морская царевна Волхова полюбила юношу Садко, он же отдал свое сердце Любаве. Опечаленная Волхова вышла на берег и стала плакать. И там, где упали слезинки царевны, выросли ландыши – символ чистой и беззаветной любви. Ландыши были любимыми цветами П.И.Чайковского, Н.М.Карамзина, И.А.Бунина, А.И.Куприна, и И. Е. Репина, и Софьи Ковалевской.

СЛАЙД 7. Тюльпан. Французский поэт XVIII столетия Буажолен написал о тюльпане целую поэму: “Метаморфоза Тюльпана”, где он воспевает, подражая Хафизу, чудную, обворожительную девушку, повелительницу его сердца; а Александр Дюма-отец – поэтический роман “Черный Тюльпан”, в котором изображает роль этого цветка в Голландии. Но немецкие писатели смотрят на него как на цветок без души, цветок внешней красоты, эмблему пустой, гоняющейся только за нарядами, женщины. Афшпрунг говорит о гордой красавице:

Как тюльпан, ты прелестна лицом,
Но и как тюльпан, ты пуста.

Клейст в своем стихотворении “Весна” относится к нему дружелюбнее, но Гёте говорит о тюльпане так: “Не благоговей никогда перед пустым призраком”. Герою романа М. Шолохова “Тихий дон” виделся в роковую для него весну тюльпан багряно-чёрного цвета.

СЛАЙД 8. Гиацинт. Многие поэты упоминали гиацинт в своих стихах. Так, знаменитый поэт Фирдоуси сравнивал волосы персидских красавиц с лепестками гиацинта:

У Н. Бараташвили есть стихотворение “ Гиацинт и странник”, которое начинается словами:

СЛАЙД 9. Сирень. Особенно прекрасна сирень в сумерки, которые выявляют разнообразие ее оттенков. В. Набоков: “На крайней дорожке парка лиловщина сирени. переходила в рыхлую пепельность по мере медленного угасания дня. никогда не изнывал я от таких колдовских чувств, как перед сереющей сиренью”. Один из писателей сказал: “Цвет времени начала ХХ века приобретает сиреневый оттенок. Что-то таинственное кроется в сирени: с одной стороны, сирень – и краса и радость жизни”, с другой, напоминает о быстротечности жизни. В чем дело – сразу не скажешь. Может, в бесчисленных маленьких крестиках-цветочках блеклых тонов?

СЛАЙД 10. Шиповник.

Кто не знает этот детский стишок-загадку? Но мало кто догадывается, что оригинал сего сочинения был написан в незапамятные времена по-латыни, а уж с нее переведен на русский и другие языки. Стишки с теми же самыми словами есть и по-английски, и по-немецки. А разгадка у них довольно странная – это цветок розы, у которого под пятью нежными лепестками расположены пять жестких чашелистиков, два из которых по краю перисто рассечены, два – с ровным гладким краем, а один – с боковыми перышками только по одной стороне.

СЛАЙД 11. Хризантема. В 1920 году в нашу страну приехал американский писатель Герберт Уэллс. “Россия во мгле”- так назвал Уэллс свою книгу о тех днях. И всё-таки Уэллс, при всём своём скептицизме, не мог не заметить, как в трудное и голодное время русские люди тянулись к красоте. “Во всём Петрограде,- писал он,- осталось, пожалуй, всего с полдюжины магазинов. Есть государственный магазин фарфора, где за 700 или 800 рублей я купил как сувенир тарелку, и несколько цветочных магазинов. Поразительно, что цветы до сих пор продаются и покупаются в этом городе, где, большинство оставшихся жителей почти умирает с голоду, и вряд ли у кого-нибудь найдётся второй костюм или смена изношенного и залатанного белья. За 5000 рублей – примерно 7 шиллингов по теперешнему курсу – можно купить очень красивый букет больших хризантем”.

СЛАЙД 12. Мимоза. Мимоза – предсказатель судьбы героев. “Она несла в руках отвратительные, тревожные жёлтые цветы. Чёрт их знает, как их зовут, но они первые почему-то появляются в Москве”. Так описывает герой знаменитого романа М. Булгакова – “Мастер и Маргарита” – свою первую встречу с Маргаритой. Дотошные литературоведы выяснили: Маргарита несла “мимозу”. Ведь именно этот цветок появляется в Москве в первые дни весны.

СЛАЙД 13. Наперстянка. У писательницы Агаты Кристи в одном из рассказов написано, что в доме английского аристократа был званый обед. По какой-то ошибке слуги вместе с шалфеем для салата нарвали много наперстянки. Зелень смешали с луком, нафаршировали уток, падали к столу. Все гости заболели, некоторые серьёзно, а одна девушка даже умерла.

Лютик – простенький цветочек,
Всюду он цветёт:
На лугах и между кочек посреди болот.
Н. Холодковский

Печальную историю Ромео и Джульетты, известную ныне всему миру, Шекспиру помог поведать известный английский ботаник Шерард, который увлекался разведением лютиков. “Яды лютиков, – утверждал он, – совсем не опасны, и если умело использовать их силу, то яд можно обратить себе на пользу”.

СЛАЙД 15. Лавр. Там лавр растёт, жестколист и трезв. М. Цветаева

Историк Светоний пишет, что Юлий Цезарь ни одну из своих наград не ценил так высоко, как лавровый венок. Лавр может убивать. Мёд, который собирают дикие пчёлы в лавровых кущах, для человека смертелен. Это его упоминал А. М. Горький в рассказе “Рождение человека”.

СЛАЙД 16. Алоэ. О том, что столетник цветёт лишь однажды, когда достигает ста лет, писал Гейне в очерках “ Путешествие на Гарц”.

СЛАЙД 17. Папоротник.

Накануне Иванова дня
Собирал я душистые травы,
Я почуял, что ниже меня
Ароматом душевной отравы.
А. Блок

Гоголь писал: “ Глядь, краснеет маленькая цветочная почка и, как будто живая, движется. В самом деле, чудо! Движется и становится всё больше, больше и краснеет, как горячий уголь. Вспыхнула звёздочка, что-то тихо затрещало, и цветок развернулся. словно пламя, осветив и другие возле себя. ”. Предания утверждали, что в это время растения приобретают магическую, колдовскую силу.

В день троицын, когда народ
Зевая, слушает молебен.
Умильно на пучок зари
Они роняли слёзки три.

Пушкин превосходно знал народные обряды и не случайно упомянул о троицином цветке, когда описывал в романе “ Евгений Онегин” патриархальный быт Лариных. В дневнике известного русского этнографа и цензора И. М. Снегирева осталась такая запись от 24 сентября 1826 года: “Был А. Пушкин, котор. Привёз мне как цензору свою пьесу “ Онегин”, ч. п. . Сказывал мне, что здесь в некоторых местах обычай Троицкими цветами обметать гробы родителей, чтобы прочистить им глаза. ” Куприн называл именем этого цветка один из своих рассказов – “Ночная фиалка”. “Есть в средней России, – пишет Куприн,- такой удивительный цветок, который цветёт только по ночам в сырых болотистых местах и отличается прелестным кадильным ароматом. ” Это о том же милом цветке любке.

СЛАЙД 19. Жасмин. В дневнике (1951) М. М. Пришвина читаем: “20 июня. Среда. Именины Л. Жасмин цветёт. жасмин теперь пахнет о том, чего не было, и я теперь нюхаю это и радуюсь, что у меня теперь есть что-то своё и что даже самый жасмин вырос из нашей любви. Он вырос как приманка сделать что-то своё из того, чего не было”. А у Б. Пастернака:

СЛАЙД 20. Мать-и-мачеха. “ Мать-мачеха хлопает по ветру своими бледно-зелёными листьями. Снизу они белы, пушисты и мягки, как прикосновение материнской руки. Сверху зелёны и холодны, это – мачеха. – замечал В. Г. Короленко. – Похожи её листья на копытный след, и блестящий верхней стороной холодят, а нижней войлочной – согревают. ”.

Как бодрит и веснодействует
Цвет мать-мачехи ярчайший!
Синеву мы пьём небесную из глубокой весночаши.
В. Боков

СЛАЙД 21. Одуванчик. Быль, рассказанная Михаилом Пришвиным: “Мы жили в деревне, перед окном у нас был луг, весь золотой от множества цветущих одуванчиков. Это было очень красиво. Все говорили: “Очень красиво! Луг – золотой. Одуванчик стал для нас одним из самых интересных цветов, потому что спать одуванчики ложились вместе с нами. Детьми, и вместе с нами вставали. ”

СЛАЙД 22. Нарцисс. Иван Сергеевич Тургенев написал в 1867 году в альбоме Полины Виардо, какой цветок ему больше нравится – нарцисс. Нарцисс – символ любви счастливого брака. Им также восхищался Шекспир, очаровательно описавший его в своей трагедии “Буря”, Эдгар По, описавший его, как один из цветков той “ долины многоцветных трав”, где ему удалось испытать райскую любовь, а Шелли в его “Мимозе” мы находим такое его описание:

СЛАЙД 23. Гвоздика. Первые упоминания гвоздики встречаются в восточной литературе периода Хан в Китае под названием “специя куриного языка”. “Всех глаз прекрасней, всех звёзд светлее”,- писал о гвоздике Гёте. Гете говорит: “Гвоздики! Как вы прелестны! Но все вы схожи, едва отличишь одну от другой, и я не знаю, какую выбрать”.

По горбику тесной межи
Иду и дышу ароматом
И мяты, и зреющей ржи.
В. Брюсов

СЛАЙД 25. Лотос. В Древнем Египте лотос считали цветком богини плодородия Изиды и бога солнца Озириса. “ Много лотоса в Ниле – быть урожаю”, – говорили жрецы. Скипетр – знак власти египетских фараонов – делался в виде цветка лотоса на длинном стебле, цветок и бутоны лотоса чеканились на монетах. На гербе Египта видим и сейчас пять цветков лотоса.

СЛАЙД 26. Колокольчик. “. запах колокольчика, простого, дикого, белого колокольчика, и я вижу: вдали идут мальчик и девочка в белой панамке, и у неё длинные чёрные ресницы. Но ведь и я в них, в этих детях, и моё чувство пространства, космоса тоже в них. Вот что такое запах колокольчика в моём воображении”. Эту запись оставил много лет назад в своём дневнике академик Виктор Николаевич Филипьев, крупнейший учёный-кибернетик. Человек может увидеть огромный мир в маленькой песчинке и небо – в чашечке колокольчика. Колокольчик – символ болтливости.

СЛАЙД 27. Лилия. Лилия – символ чистоты и непорочности, символ совершенства женщины. Лилия получила свое название от древне галльского слова “Ли-Ли”, что значит “белый-белый”. По библейской легенде, этот цветок вырос из слез Евы, изгнанной из рая. На Руси лилия считалась символом чистоты и невинности. Ее дарили невесте.

Я лилий нарвала прекрасных и душистых,
Стыдливо-замкнутых, как дев невинных рой,
С их лепестков, дрожащих и росистых,
Пила я аромат и счастье, и покой.
И сердце трепетно сжималось, как от боли,
А бледные цветы качали головой,
И вновь мечтала я о той далекой воле,
О той стране, где я была с тобой.
А. Ахматова

СЛАЙД 28. Бальзамин. Упоминание о нём можно найти в литературе. В пьесе А. Н. Островского “За чем пойдёшь, то и найдёшь” главный герой носит фамилию Бальзаминов. А Достоевский в повести “Бедные люди” начинает рассказывать грустную историю Макара Девушкина с письма: “Вижу, уголочек занавески у окна вашего загнут и прицеплен к горшку с бальзамином. ”

СЛАЙД 29. Василёк. Повесть Льва Толстого “Хаджи Мурат” начинается с описания букета полевых цветов. Об краски васильков писатель замечает: “. ярко-синие на солнце и в молодости и голубые и краснеющие вечером и под старость. ”

СЛАЙД 30. Анютины глазки. Поэт Николай Рубцов сложил об этих цветах такие стихи:

Анютины глазки – символ постоянства, верности, мудрости.

СЛАЙД 31. Камелия. Камелия, этот чудный по своей форме, по красоте своих, как бы из воска сделанных, лепестков и своих гладких, блестящих, темно-зеленых толстых листьев цветок, имеет какой-то безжизненный вид, вид как бы искусственно сделанного растения. Он в одно и то же время прельщает и отталкивает. Его считают все красивым, но бездушным – эмблемой тех красивых, но бессердечных женщин, которые не любя, завлекают, разоряют и губят молодежь и которых потому называют его именем. Название это происходит не прямо от цветка, а от героини известного романа А.Дюма-сына “Дама с камелиями”. Рассказ этот и назван романом, но в основе своей имеет истинную историю, где цветок играл не последнюю роль. Мари Дюплесси – выдающаяся красавица, которой увлекался весь Париж и которую знали даже люди, не имевшие к ней никакого отношения, по букету чудных камелий, без которого она никогда не появлялась в дни первых представителей в театрах. При этом камелии не всегда были одинакового цвета. Двадцать пять дней в месяце они были белые, и пять дней красные. Какая тому была причина, никто не знал, и она так и осталась тайной, которую Мари Дюплесси унесла с собой в могилу. Камелия – символ постоянства, грусти, печали, символ холодности и бесчувственности.

СЛАЙД 32. Подсолнух.

В ежовых сотах,
Семечками полных,
Жёсткий стан прикрыв,
Над тыквами цветёт,
Король-подсолнух,
Зубцы короны к солнцу обратив.
В. Катаев

СЛАЙД 33. Вереск. Вереск – символ одиночества. Когда-то из верескового мёда делали чудодейственный напиток, тайна приготовления которого теперь утеряна. Легенду об этом рассказал нам шотландский писатель и поэт Роберт Стивенсон.

СЛАЙД 34. Сон- трава. “Все скаты гор покрываются подснежными тюльпанами, называемыми сон. ” – это писал С.Т.Аксаков в “Детских годах Багрова-внука”. “Киево-Печерский патерик” – древнерусский литературный памятник – рассказывает и другое. Ходит будто бы по храму бес в образе воина и лепок в ленивых монахов бросает. К какому цветок пристанет, тот про службу забывает и сразу засыпает. Словом, бесовский цветок. И ещё предание – уже из скандинавского эпоса “Эдда”: “Положили под голову Брунгильды сон – траву, она тут же и заснула. ”

СЛАЙД 35. Рута. В “ Гамлете” Шекспир рассказывал: утратившая рассудок Офелия, раздавая всем цветы, оставляет себе руту как символ скорбной памяти и – последней надежды, с которой не в силах расстаться.

СЛАЙД 36. Аленький цветочек. Сказка “Аленький цветочек” была написана С.Т.Аксаковым для внучки Оленьки. Сюжет сказки о заколдованном юноше и о девушке, которая силой самоотверженной любви спасает его, – один из самых распространённых фольклорных сюжетов. Полевую гвоздику исстари называли “аленьким цветочком”.

СЛАЙД 36. Люди живут и умирают. А цветы, пока ими любуются и восхищаются – вечны. И как сказал Яков Хелемский о русском поэте Иване Мятлёве:

Остаться можно в памяти людской
Не циклами стихов и не томами прозы,
А лишь одной-единственной строкой:
“Как хороши, как свежи были розы!”

Добавить комментарий