Мичурин – великий садовод. Наследие Мичурина

Мичурин

Книга о жизни и деятельности советского биолога, основоположника в СССР научной селекции плодовых, ягодных и других культур Мичурина Ивана Владимировича (1855–1935).

I. ВСТУПЛЕНИЕ В ЖИЗНЬ 1

II. ЭПОХА, ПОЧВА, КОРНИ… 3

III. ПЕРВЫЕ ТРУДНОСТИ 5

IV. ПРЕОДОЛЕНИЕ ОШИБОК 7

V. ГИБРИДИЗАЦИЯ РАЗВЕРТЫВАЕТСЯ 9

VI. СТОЙКОСТЬ 10

VII. ПОСЛЕДНИЙ ПЕРЕЕЗД 12

VIII. БОРЬБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ 13

IX. НОВЫЕ КУЛЬТУРЫ – НОВЫЕ МЕТОДЫ 15

X. ЗА ДАРВИНОВСКИЕ ИДЕИ 16

XI. ПРИГЛАШЕНИЕ В АМЕРИКУ 18

XII. ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЕ ПОДАРКИ 20

XIII. “УПАЛ ПЕРВЫЙ ПЛОД БЕЛЬФЛЕРА” 21

XIV. ВЕЛИКИЙ ПОВОРОТ ИСТОРИИ 22

XV. ПРИЗЫВ К МОЛОДЫМ 23

XVI. СЛУГА НАРОДА 25

XVII. ВСЕНАРОДНОЕ ПРИЗНАНИЕ 26

XVIII. ПИТОМНИК РАЗРАСТАЕТСЯ 27

XIX. НОВЫЕ УЧЕНИКИ 29

XXI. НА ВЕРШИНАХ НАУКИ 32

XXII. КНИГИ И ПИСЬМА 33

XXIII. СЛАВНОЕ ШЕСТИДЕСЯТИЛЕТИЕ 34

XXIV. ТРИ ЗАВЕЩАНИЯ 36

XXV. НАСЛЕДИЕ ВЕЛИКОГО УЧЕНОГО 38

ОСНОВНЫЕ ДАТЫ ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И. В. МИЧУРИНА 41

Вячеслав Лебедев
ИВАН ВЛАДИМИРОВИЧ МИЧУРИН
1855–1935

I. ВСТУПЛЕНИЕ В ЖИЗНЬ

Город Пронск был когда-то важной крепостью Московской Руси, оплотом против татарских набегов. Место было выбрано обдуманно и искусно: с Пронской горы открывается простор необозримых далей; на много километров видна лежащая к югу лесостепь.

Речка Проня узкой синей ленточкой поблескивает внизу, если взглянуть на нее с вершины Пронской горы, со стен, поросших высокой полынью, иван-чаем и бузиной. Раскинувшиеся по обоим берегам ее пронские слободы – Пушкарская и Стрелецкая – кажутся сверху рядами ульев. Названия этих слобод тоже напоминают о старине, о былой военной славе Пронска, о том, что немало повидали обветшалые стены крепости, слывшей по летописям “неприступной”.

Много раз останавливал Пронск нашествия крымчаков и золотоордынцев на Москву: случалось, годами стояли у подножья Пронской горы особо упорные ханы со своими осадными войсками.

Об одном из таких ханов, Юмаше, напоминает название небольшой деревни Юмашевка, верстах в пяти от Пронска, на юг. Здесь до сих пор еще можно видеть валы, которыми был обнесен ханский осадный лагерь. К валам примыкает обширный яблоневый сад, и в одном из уголков его виднеются остатки жилого дома. В этом доме обитали в первой половине прошлого века известные пронские садоводы Иван и Владимир Мичурины.

А через дорогу, чуть наискось, на опушке большой березовой рощи до недавних дней стояла сбитая из дубовых бревен лесная сторожка. В этом убогом убежище без малого сто лет тому назад, 27(15) октября 1855 года, родился Иван Владимирович Мичурин, человек, завоевавший упорными и благородными трудами имя преобразователя природы.

Иван Владимирович был седьмым ребенком в семье, но выжил только он один: остальные братья и сестры рано умерли от разных болезней, которые, как известно, ежегодно вырывали в тогдашней России, особенно в деревне, неимоверное количество жертв из детского населения. Маленькому Мичурину было всего четыре года, когда умерла его мать. С тех пор он почти целиком был предоставлен самому себе. Как и у многих выдающихся людей, основное направление его интересов определилось очень рано. С детства он страстно любил природу, был необычайно любознателен и отличался склонностью выращивать всевозможные растения. Этому способствовала не только жизнь в деревне и связанная с этим постоянная близость к природе, но и то обстоятельство, что несколько поколений Мичуриных, начиная с Ивана Дмитриевича, прадеда нашего ученого, были садоводами. В автобиографическом очерке “История основания и развития питомника”, опубликованном в 1929 году, знаменитый естествоиспытатель писал:

“С ранних лет я имел врожденную наклонность к делу садоводства. Она, повидимому, получена мною наследственно от отца, деда и прадеда, который еще в позапрошлом столетии жил в Калужской губернии и в своем саду выводил из семян новые сорта груш. Из них и до сих пор уцелел один хороший осенний сорт в г. Калуге, под названием Мичуринской груши” .

Дед Мичурина, Иван Иванович, сын калужского садовода, перевез в окрестности Пронска свою семью из-под Калуги во время наполеоновского нашествия 1812 года, а сам, в чине сержанта, провел в рядах кутузовской армии всю кампанию по разгрому и изгнанию Бонапарта.

По возвращении из заграничного похода Иван Иванович довольно долго еще прослужил в войсках, дослужился до майора, а по выходе в отставку отдался садоводству в скромном своем Юмашевском саду. Незадолго перед смертью он поручил продолжение забот о саде одному из своих сыновей, Владимиру Ивановичу, отцу будущего естествоиспытателя. Владимир Иванович служил некоторое время приемщиком ружей на Тульском оружейном заводе. После женитьбы он бросил службу и целиком посвятил себя садоводству.

У него было желание вести дело культурнее, чем другие садоводы-соседи. Он завел себе небольшую садовую библиотечку, где можно было найти “Откровение садового художества” Михайлы Аргентова, “Роспись с описанием иностранных плодов с предложением к сообщению наилучших сортов черенками к прививке” Мейера, “Подрезку фруктовых деревьев” Хрусталева и даже экземпляр рукописной “Помологии” известного в свое время Болотова, первого русского агронома.

Книги эти Владимир Иванович берег как зеницу ока. Маленькому Ване Мичурину редко удавалось в них заглядывать, но это были первые книги, с которыми он познакомился. Он понял, что садоводство – дело серьезное, раз о нем пишутся даже особые сочинения.

Владимир Иванович старался вносить в свою работу новые приемы, а также пробовал выращивать новые сорта, которые выписывал из-под Житомира, из Умани, из Тима, из Щигров. Он терпел, по большей части, неудачи, но был упорен и настойчив в своих новшествах.

У матери Вани, Марии Петровны, было слабое здоровье, помогать мужу она не могла. Жившие вместе с Владимиром Ивановичем на Юмашах брат его Александр и сестра Клеопатра к садоводству были равнодушны, и вышло так, что маленький Ваня оказался едва ли не единственным членом семьи, питавшим живой интерес к тому, что делает отец.

Много лет спустя, в 1914 году, в “Общих кратких автобиографических сведениях к портрету”, составленных для журнала “Садовод”, Иван Владимирович вспоминал:

“…Я, как помню себя, всегда и всецело был поглощен только одним стремлением к занятиям выращивать те или другие растения, и настолько сильно было такое увлечение, что я почти даже не замечал многих остальных деталей жизни; они как будто все прошли мимо меня и почти не оставили следов в памяти” .

Неудивительно, что мальчик стал ревностным и старательным помощником отца в его садовых занятиях. Тонкости “садовой хирургии”, как именуется в науке многообразная система прививок, требуют большого искусства, безукоризненного владения садовым ножом. Все это было усвоено юным Мичуриным еще задолго до того, как он начал свою научную деятельность.

Несомненно, что работа с отцом явилась для него прекрасной и притом не только “технической” школой. В отцовском саду мальчик получил первые практические познания о жизни и поведении растений. Здесь укреплялась, обострялась его природная наблюдательность, здесь же, вероятно, начали у него складываться и те навыки, та соединенная с огромным упорством методичность в работе, которая впоследствии всегда отличала его как ученого и помогала ему добиваться своего, невзирая ни на какие трудности и испытания, стоявшие на его пути.

Подошли годы ученья. В Пронске в ту пору было одно единственное уездное училище типа пресловутой бурсы. Юный Мичурин был помещен в училище на правах “своекоштного” . Проживавшая в самом Пронске тетка со стороны отца, Татьяна Ивановна Мичурина-Биркина, согласилась принять его к себе на попечение. Мать Вани, Мария Петровна, еще за несколько лет до этого умерла, отец тоже начал болеть, и Татьяна Ивановна фактически заменила своему десятилетнему племяннику и мать и вообще семью.

Пронское училище не много давало своим питомцам. Учителя были пьяницы, приверженцы розог и к тому же мало сведущи в науках.

«Вкусно-научное» наследие Мичурина

Корреспондент «МК Черноземье» побывал в самом известном тамбовском садовом питомнике

09.08.2019 в 11:36, просмотров: 1123

Выдающийся русский селекционер и биолог Иван Мичурин, в честь которого еще при его жизни тамбовский купеческий городок Козлов был переименован в Мичуринск, вывел более 300 новых сортов плодово-ягодных культур, широко использующихся сегодня. Он, как сам говорил, не ждал милостей от природы, а умело корректировал ее на благо человека. Наш корреспондент побывал в усадьбе знаменитого садовода.​

Все началось с семечка

В окрестностях уездного города под Тамбовом Иван Мичурин провел практически всю жизнь. Уроженец рязанской губернии переехал в Козлов в 17 лет после исключения из гимназии. Не имея профессии, он вынужден был устроиться в контору железнодорожной станции, работая там по 16 часов в день. При этом средств на жизнь, в особенности после женитьбы, категорически не хватало, поэтому он стал подрабатывать ремонтом часов и измерительных приборов.

Главной страстью Мичурина всегда оставалось растениеводство. Интерес к сельскому хозяйству возник у него еще в детстве благодаря отцу. Владимир Иванович при своем имении под Рязанью, вскоре проданном за долги, имел пасеку и большой сад. Помогая сажать и прививать растения, его сын быстро освоил это непростое занятие.

В 1875 году, когда Ивану Мичурину не исполнилось еще и 20 лет, он со всем юношеским азартом принялся за опыты по селекции на арендованном им участке рядом с Козловом. Скромная площадь, конечно же, не позволяла посадить здесь все, что хотелось, а о приобретении собственной земли молодой человек тем более мог только мечтать. Даже месячная плата в три рубля за поросшую бурьяном территорию чьей-то пустующей усадьбы ударяла по скромному семейному бюджету. В те времена его оклад на железной дороге не превышал 12 целковых.

Началом разработки питомника, сохранившегося в окрестностях Мичуринска до наших дней, можно считать 1888 год. Узнав, что в семи километрах от города на продажу выставлен участок на берегу реки Лесной Воронеж, Мичурин направил все силы на добывание денег, влез в долги и даже заложил половину из этих только купленных земель, но своего добился. Оставшись с пустыми карманами, вместе с супругой он за семь километров на своих плечах переносил все саженцы и растения с предыдущего места.

— Это были самые плохие и бедные почвы в округе, подтопляемые и по всем показателям уступающие плодовитому тамбовскому чернозему, даже температура здесь оказалась на пять градусов ниже, чем в городе, но Мичурину такие спартанские условия показались идеальными для его селекционных опытов, — отмечает заведующая домом-музеем Людмила Волокитина. — Он говорил так: на худших условиях мы растение закалим, а на лучших оно и так всегда будет расти.

За несколько лет участок заполнился тысячами гибридов груш, слив и яблок, черешни, винограда и абрикоса. В 1906 году были напечатаны первые научные труды Мичурина, в которых он делился авторскими методами выведения более морозоустойчивых, стойких к суровому климату Севера и Сибири сортов плодовых и ягодных культур. В 1912 году российский императорский двор удостоил биолога ордена Святой Анны III степени, а еще год спустя мичуринскими наработками заинтересовались за океаном. Селекционеру предложили переехать в Соединенные Штаты, либо за внушительную по тем временам сумму продать американскому департаменту земледелия свои растения. Однако Мичурин выгодное предложение вежливо, но категорично отверг, оставшись на родине.

Садовая «лаборатория» и дом без излишеств

Вишни Гриот и Краса Севера, груша Бере зимняя Мичурина и абрикос Монгол, яблони Бельфлер-китайка и Ренет ананасный, Пепин шафранный и Есаул Ермака… «Вкусное» наследие Ивана Владимировича, которое он оставил всем нам, сегодня бережно оберегают на тамбовской земле, в усадьбе, где 35 лет прожил выдающийся садовод.

— Элеутерококк, аралия, лимонник, актинидия, мичуринский боярышник, — продолжает экскурсию по участку Людмила Волокитина. — Всего у нас восемь гектар. При Мичурине было 12, но туда входили берега реки, овраги и ручьи. За всем хозяйством ухаживаю я вместе с двумя другими женщинами. Вот этому дубу, еще помнящему прежнего владельца, больше 140 лет, у дерева можно попросить помощи, оно помогает. Нужно прикоснуться к стволу спиной и рассказать о сокровенном, о чем мечтаешь, или что больше всего беспокоит.

Не меньше, чем сад, интересен и мичуринский дом — довольно скромный по размеру, без излишеств — вычурность его владельцу также была несвойственна. Первые два сезона с момента покупки земли Мичурины вовсе жили в самодельном шалаше.

Домик с цокольным этажом и деревянной верандой Иван Мичурин проектировал сам. Внутри все так же, как было при нем: мебель, инструменты, книги, пианино, фотографии остались на своих местах, а все часы показывают половину десятого утра — час, когда мастера не стало. Произошло это 7 июня 1935 года.

Тесные коридорчики связывают несколько проходных комнат. Исключением является маленькая спальня с простой железной кроватью, портретами его и жены Александры на комоде. Ночному сну ученый при его строгом распорядке дня уделял всего пять часов, поэтому кабинет и зал в южной части дома больше использовались в повседневных трудах. Здесь Мичурин столовался и принимал многочисленных гостей, изучал иностранную периодику и проводил опыты с семенами, вытачивал из металла детали на станках и чинил приборы — перебирать часовые и прочие механизмы ему доставляло огромное удовольствие на протяжении всей жизни. Он к тому же смастерил ручной секатор, окулировочную машинку для прививки одиночной почкой и гайсфусс — садовое долото.

Среди его «несадовых» изобретений числятся оригинальный курительный прибор, машинки для резки и набивки табака. Для курильщиков Мичурин сделал даже больше — вывел такие сорта махорки, которые при меньшем содержании никотина раньше вызревали. Скрещение раннего болгарского табака с индонезийской мелколистной Суматрой позволило получить образец, пригодный даже для Урала.

Родина лучших яблок

Людмила Волокитина работает в доме-музее Мичурина уже 45 лет и лично была знакома со многими потомками именитого селекционера. Когда тамбовчанка пришла сюда в 1974 году, сельскохозяйственный институт, к которому относился садовый питомник, возглавлял правнук Ивана Владимировича по материнской линии — Геннадий Курсаков.

— У Мичурина было двое детей, старшая Мария и Николай, — рассказывает наша провожатая. — Сын работал инженером, любви к земле у него так и не появилось. Умер в 1946 году, когда ему было 72. И у него было три дочери, поэтому фамилия Мичурина не сохранилась. С тремя мичуринскими внучками я была знакома. Зоя Николаевна жила неподалеку, умерла в 1978 году. Никакого отношения к растениям и земле тоже не имела. Галина Николаевна вышла замуж за друга космонавта Владимира Шаталова. У них остался сын, живущий в Москве и работающий инженером на одном из заводов. Приглашала его несколько раз — не приезжает. У дочери Мичурина Марии Ивановны было пять детей. Два сына погибли в Гражданскую войну, три дочери жили в нашем городе. Вот как раз сын одной из них и стал профессором, доктором наук, возглавлял научное учреждение, созданное его прадедом. И у самого Курсакова сын преподавал в этом же институте.

Пусть и не все потомки Ивана Мичурина находят время посетить родовое гнездо, нам-то с вами здесь побывать определенно стоит. Хотя бы ради того, чтобы попробовать те самые мичуринские сорта там, где они появились благодаря смекалке и таланту русского биолога.

— Что характерно для мичуринских сортов яблок, у них тоненькая шкурочка, — смакует Людмила Васильевна. — Все сорта друг от друга отличаются не только размером плода и окрасом, но самое главное — вкусовыми качествами. Этого ни за какие деньги не купишь — чувство, которое у вас останется после того, как попробуете яблочко именно там, где жил этот замечательный человек, который столь много сделал для науки всего мира.

Иван Владимирович Мичурин

Иван Владимирович Мичурин основоположник научной селекции
плодовых и других культур.

28 октября 2010 года исполнилось 155 лет со дня рождения великого селекционера, биолога и генетика Ивана Владимировича Мичурина. К большому сожалению, имя И. В. Мичурина в последнее время стало забываться, и даже далеко не все садоводы толком знают, что он сделал. А в одной книге («Русские ученые», издательство «Росмэн») я даже прочитала, что «…сорта И. В. Мичурина выродились, последователей не нашлось». А ведь, дорогие садоводы, если в ваших садах еще что-то и растет из плодовых и ягодных культур, то это, прежде всего, благодаря Ивану Владимировичу Мичурину.

Читайте также:  Полезные советы цветоводу и садоводу

И. В. Мичурин родился в Рязанской губернии в семье мелкопоместных дворян. Рязанщина – земля садоводов, были садоводы и среди родственников И. В. Мичурина. Так что совсем не случайно страсть в садоводству у будущего ученого проявилась еще с детства: «…как помню себя, всегда и всецело был поглощен только одним стремлением к занятиям выращивать те или другие растения», напишет он в своей биографии. Но кроме этого счастья в детстве у И. В. Мичурина ничего не было. Семья бедствовала, мать умерла, когда мальчику было всего четыре года, и он пошел «по рукам» родственников; из-за ранней смерти отца не реализовалась и мечта о высшем образовании – отец готовил его по курсу гимназии в Петербургский лицей.
В 1872 году И. В. Мичурин получил место конторщика на станции Козлов (ныне Мичуринск) Московско-Рязанской железной дороги. Работа была однообразная, изнурительная, одна радость – сад. Он арендует городской пустырь с небольшим садом, собирает коллекцию плодовых и ягодных растений и приступает к опытам по созданию новых сортов. Одновременно он углубленно изучает специальную литературу, при этом мог пользоваться и иностранными источниками, ведь хотя и не кончил, но все-таки учился в гимназии. Небольшой дополнительный доход на жизнь и научную работу приносила открытая им часовая мастерская.
В конце 1887 года И. В. Мичурин переходит на более высоко оплачиваемую должность разъездного по железной дороге мастера часов и сигнальных аппаратов и вскоре приобретает небольшой участок за городом. Не имея возможности нанять лошадь для перевозки своих растений, он переносит их на новое место (за семь километров) на своих плечах и плечах двух женщин – жены и ее сестры. И это был уже подвиг! К тому же И. В. Мичурин создавал сад не только для коммерческой деятельности – выращивания и продажи старых, известных сортов (что дало ему возможность уйти со службы), но и для выведения новых, улучшенных. А это нескончаемый, изнурительный труд и столь же нескончаемая трата денег – на покупку растений, книг, инвентаря.… А результат? Результат надо ждать годами и верить, верить, верить.… Верить в нужность и правоту своего дела, верить в правильность избранного пути. А ведь выведение сорта частенько затягивается на десятки лет. Например, сорт груши Бере зимняя И. В. Мичурин создавал 30 лет, а порой для этого и человеческой жизни не хватает. В 1900 году И. В. Мичурин переселился со всеми своими зелеными питомцами – в третий и уже последний раз – в долину реки Воронеж, на более подходящий для опытов участок.

Теперь здесь музей-заповедник великого ученого, а рядом – величественное здание и сады созданной еще при жизни ученого Центральной генетической лаборатории (ЦГЛ), которая сейчас преобразована во Всероссийский научно-исследовательский институт генетики и селекции плодовых растений (ВНИИГиСПР) и носит имя И. В. Мичурина.

Работа на железной дороге позволила И. В. Мичурину ознакомиться с состоянием садоводства в центральных губерниях России и убедиться в плачевном состоянии этой отрасли: садоводство не доходно, сады разводят лишь отдельные энтузиасты. В питомниках выращивают в основном иностранные, не подходящие для нашего климата сорта (увы, мы сейчас, к сожалению, снова пришли к этому!). В насаждениях было много непродуктивных, низких по качеству плодов, полудиких форм. И. В. Мичурин делает вывод, что причина такого положения российского садоводства не в суровости нашего климата, а в скудности и несоответствии нашим условиям тогдашнего сортимента. И тогда еще совсем молодой Мичурин задумал обновить существующий старый, полукультурный состав плодовых растений средней части России, для чего поставил перед собой две задачи: пополнить ассортимент плодово-ягодных растений средней полосы выдающимися по своей урожайности и качеству сортами и передвинуть границу произрастания южных культур далеко на север.

Задуманное в юности, И. В. Мичурин выполнил. Наша страна получила более 300 высококачественных сортов плодовых и ягодных культур. Но дело даже не в числе и разнообразии полученных им сортов. В конце концов, сейчас от них в садах удерживается не так уж много и к тому же в ограниченном количестве. По яблоне – это Бельфлер-китайка, Славянка, Пепин шафранный, Китайка золотая ранняя, в большем числе – Бессемянка мичуринская. Из сортов груши в садах Черноземной зоны сохраняется Бере зимняя Мичурина. Величие И. В. Мичурина в том, что еще в конце XIX века он прозорливо определил основное направление селекции, вооружил ученых стратегией и тактикой ее проведения, стал основоположником научной селекции (и, кстати, не только плодовых, но и других культур). Например, в моем саду уже более полувека цветет созданная И. В. Мичуриным лилия, пахнущая фиалкой. Ее когда-то заполучил из Основного питомника И. В. Мичурина мой отец и, боюсь, что она последняя на земле… А его сорта стали родоначальниками новых, еще более усовершенствованных сортов, например, Бельфлер-китайка породила 35 сортов, Пепин шафранный – 30, которые, естественно, во многом и заменили своих предшественников.

Но не сразу Иван Владимирович нашел правильные пути в создании сортов. Ему не было у кого учиться, приходилось разрабатывать все самому. Было много ошибок, разочарований, тяжелых неудач, но он упорно продолжал свою работу. И это уже подвиг всей жизни! В конце XIX века в России было распространено мнение, что улучшения сортового состава садов средней полосы можно добиться путем массового переноса сюда высококачественных южных сортов и постепенного приспособления их к суровому местному климату. Садоводы теряли на этом бесполезном деле многие годы и немало денег. И эту ошибку, кстати сказать, и сейчас повторяют многие наши соотечественники, покупающие саженцы, завезенные, например, из Молдовы.

Поддался поначалу соблазну такой акклиматизации и Иван Владимирович. И пройдут годы бесплодной работы, прежде чем ученый, проанализировав результаты опытов, сделает вывод, что приспособляемость старых, уже сложившихся сортов к новым условиям крайне ограничена, и простым переносом их деревьями или прививками черенков на зимостойкий подвой, акклиматизировать такие сорта невозможно. Совсем иначе получается при посеве семян. В этом случае под воздействие новых условий попадают не саженцы – сложившиеся сорта, а молодые сеянцы, чрезвычайно пластичные растения, обладающие высокой степенью изменяемости и приспособляемости. Так был сделан решающий вывод: акклиматизация достижима лишь при размножении растений путем посева семян. И многие из вас, дорогие садоводы, именно так сейчас и поступают.

Фестиваль «Бирское яблоко 2013»

Воистину звездным часом для селекционеров (а значит, и для всех нас, садоводов) стало открытие И. В. Мичурина, что действительно эффективный путь продвижения растений на север – это посев не любых семян, а полученных от целенаправленного подбора зимостойких родителей и, следовательно, по-настоящему осеверение возможно «…только путем выведения из семян новых сортов растений».

И сколько же уже создано таким путем в нашей стране достаточно зимостойких сортов южан! Сейчас, например, в Московской области сравнительно благополучно плодоносят сорта черешни, абрикоса и даже айвы. Ну, а виноград сейчас культивируется, можно сказать, повсеместно, а некоторые сорта даже практически и без укрытия.

Разрабатывая учение о целенаправленном подборе родительских пар, И. В. Мичурин сделал судьбоносное открытие: перспективность селекции в отдаленной гибридизации – скрещивании растений разных видов, достаточно отдаленных по родству и району произрастания. Только благодаря внедрению в селекцию этих научных разработок И. В. Мичурина, например, стало возможным садоводство Сибири и Урала. Ведь межвидовая гибридизация позволила получить принципиально новый, пригодный для здешних мест тип яблони – ранетки и полукультурки (гибриды между дикорастущим здесь видом ягодной яблони, или попросту Сибирки, и европейскими сортами), небывалый ранее тип груш – гибриды между местным дикорастущим видом груши, называемым попросту в народе – Уссурийка. Все местные сорта косточковых культур – вишни, сливы, абрикоса – тоже межвидовые гибриды. Межвидовая гибридизация спасла от уничтожения сферотекой крыжовник, вернула в сады средней полосы, да еще и в улучшенном виде, грушу. Большинство распространенных по всей нашей стране сортов жимолости, рябины, косточковых культур – тоже межвидовые гибриды. Когда я однажды поздравила известного селекционера по малине И. Казакова с его замечательными сортами (прежде всего ремонтантными), он сказал: «Знаешь, они пошли как-то неожиданно и сразу, когда я ввел межвидовую гибридизацию». И мне оставалось только лишь улыбнуться и сказать: «Как и рекомендовал Иван Владимирович Мичурин».

А еще вспомните, наверное, растущие и в ваших садах так называемые рукотворные, никогда не существовавшие в природе растения: русская слива или, иначе, гибридная алыча (гибриды между алычой и различными типами сливы), йошта (гибрид между смородиной и крыжовником), земклуника (гибрид земляники и клубники), церападусы – дети вишни и черемухи. И это еще не полный список.

А еще, наверное, мало кто знает, что И. В. Мичурин определил в селекции и лечебное направление, призывая селекционеров при создании новых сортов руководствоваться необходимостью учитывать и их целебные качества. Он даже как-то написал, что если бы не преклонный возраст, то вывел бы яблоко здоровья. Вот почему наш сад сейчас становится поставщиком не только, как принято говорить, продуктов на десерт, но и спасительной аптекой.

И. В. Мичурин первым открыл для садоводства почти все культуры, называемые сейчас нетрадиционными – новые и редкие. Большинство из них он первым испытал в своем саду. Создал первые сорта и определил для каждой из культур будущее место в российском саду. Это с его легкой руки у нас сейчас растут на участках арония и войлочная вишня, лимонник и актинидия, настойчиво просятся в сад шефердия и барбарис, появились сортовые рябины, терн, черемуха, лещина.

Сад заслуженного агронома Корнилова Владимира Ивановича

Иван Владимирович был великим знатоком растений. В своем саду он собрал такую коллекцию, что ее дважды – в 1911 и в 1913 году – пытались купить американцы. И хотели вместе с землей и самим ученым переправить через океан на пароходе. Но Мичурин был тверд в своем отказе. Его растения могут жить только на российской почве, его дело – для России.
Большую часть своей жизни ученый бился в одиночку. Годы уходили, силы истощались, ему все трудней становилось работать в саду. Приближались безрадостная, одинокая старость и нужда. И, скорее всего, работа по преобразованию российского садоводства была бы прервана, если бы И. В. Мичурин не был поддержан Советской властью. 18 февраля 1922 года в Тамбов пришла телеграмма: «Опыты по получению новых культурных растений имеют громадное государственное значение. Срочно пришлите доклад об опытах и работах Мичурина Козловского уезда для доклада председателю Совнаркома тов. Ленину. Исполнение телеграммы подтвердить».

Произошел беспрецедентный в истории случай – работа одного человека стала делом всей страны. По всей необъятной стране были созданы научные центры по садоводству, селекции, сортоизучению – институты, опытные станции, опорные пункты. Одновременно были организованы учебные центры по подготовке кадров – от институтов и техникумов до курсов по обучению садовых рабочих. Уже в начале 30-х годов первые ученики И. В. Мичурина разъехались по всей стране и в самых разных климатических зонах – в горах, в пустыне, степях и среди лесов – приступили к созданию новых сортов. И они, вместе с И. В. Мичуриным, создали ту основу, благодаря которой наша страна по сортовому разнообразию и многочисленности новых для сада культур не имеет себе равных. А потом эту работу продолжило второе и третье поколение последователей И. В. Мичурина. Так был создан великий генофонд плодовых и ягодных культур России.

К большому сожалению, это бесценное наследие в последние 20 лет во многом утрачено, и из-за коммерциализации садоводства преступно замещается иностранным, как писал еще сто лет тому назад И. В. Мичурин, – неподходящим для наших условий материалом. Свернута и научная работа, многие коллекции погибли: на их месте построены коттеджные поселки. Еще сохраняющиеся сады старые, многие запущены.

К сожалению, дорогие садоводы, не многим лучше ситуация и на ваших участках. И все же, по моим наблюдениям, вы сейчас – основные держатели нашего плодово-ягодного генофонда. Поберегите и приумножьте это наше великое национальное достояние! И еще. Читайте Ивана Владимировича. Его книги пока еще можно купить у букинистов, заказать по Интернету. Написаны они предельно ясно, без нагромождения научных терминов, а по содержанию – это кладезь нестареющих знаний и для садоводов-любителей и для специалистов.

Мичурин. Сад его жизни при разных режимах

Ещё четверть века назад имя Ивана Владимировича Мичурина было известно всем, его открытия провозглашались высшим достижением науки, а любой садовод с гордостью называл себя «мичуринцем». Сегодня если кто и помнит это имя, то, среднестатистически, в виде мифа о чудаке, который непонятно зачем скрещивал яблоню с грушей.

«Мичура» из усадьбы «Вершина»

Чтобы понять Мичурина, нужно приглядеться к эпохе, с которой связано становление его личности. Реформы Александра II 1860-х годов вызвали к жизни поколение, отвергавшее идеалы отцов и наивно верившее во всесилие науки.

Таким был и отец Мичурина, которого тот в советское время лукаво называл «сельским работником». На самом деле Владимир Иванович принадлежал к старинному, хоть и обедневшему дворянскому роду. Мичурины, чья фамилия происходила от диалектного слова «мичура – что значит хмурый, неразговорчивый, – издавна владели деревенькой Долгое на Рязанщине. Там в октябре 1855 года и появился на свет будущий гений селекции. Его отец, не послушав родителей, женился на девушке Маше «из простых». За это был лишён наследства и вынужден зарабатывать садоводством в своей маленькой усадьбе «Вершина». Несмотря на дворянское звание, жили скудно и невесело – до Вани у супругов родились шестеро детей, но никто из них не прожил и года. В 1859-м умерла от горячки и сама Мария Петровна.

Под ударами судьбы Владимир Иванович не сломался. Он не только заботился о своей усадьбе, но и внедрял в округе новые методы садоводства, печатал статьи в петербургском журнале «Садоводство», а в свободное время учил грамоте крестьянских детей. Сын был предоставлен самому себе и с увлечением бегал в сад, на пасеку, в лес, изучая всё, что там жило и росло.

Ваня с детства любил работу в саду – даже несмотря на то, что в три года, когда родители высаживали рассаду, он всячески пытался поучаствовать в процессе, вертелся под ногами и в конце концов был побит. Горько плача, мальчик побрёл домой, вернулся оттуда с солонкой и начал сеять соль над взрыхлённой грядкой. Видя такое усердие, отец понемногу начал привлекать отпрыска к работе в саду. К двенадцати годам он знал и умел больше многих взрослых садоводов, в совершенстве владел сложными методами прививки растений. Не обошлось без вреда для здоровья: упав с яблони, он повредил колено и с тех пор ходил, опираясь на палку.

А вот в Пронском уездном училище Ваня был твёрдым троечником. Письмо и математика казались ему скучными, и он с нетерпением ждал выходных, чтобы убежать в родную усадьбу. Не раз получал замечания за непочтительность к педагогам.

Мичурин никогда не был благостным добрячком, каким его изображают советские биографы. Бесконечную доброту он проявлял только к растениям и животным. С людьми был неприветлив, а часто и груб – особенно когда ему мешали заниматься любимым делом. В этом он напоминал другого изобретателя-самоучку – Константина Циолковского. Их судьбы удивительно похожи: оба боролись с бедностью и непониманием окружающих, оба в конце жизни вкусили при советской власти государственных почестей и приобрели массу учеников. Даже умерли они в один год, хотя Циолковский родился на два года позже. Правда, Мичурин, в отличие от своего «близнеца», никогда не считал себя гением. Но имел заветную мечту – добиться созревания в холодных российских широтах южных персиков, лимонов, винограда. Насмотревшись на скудную жизнь земляков, он хотел подсластить её при помощи фруктов – что может быть благородней?

Читайте также:  Готовим растения к зиме

Отец вполне одобрял Ванино желание, но убеждал его, что вначале надо выучиться. Он начал готовить сына к поступлению в знаменитый Царскосельский лицей, но тут грянул гром – «прогрессивный хозяин» Владимир Иванович разорился. «Вершину» продали за долги, с мечтами о лицее пришлось расстаться. Дядя устроил его в местную гимназию, но уже через год Мичурин был оттуда изгнан – отказался снять шапку перед директором. В довершение бед отец слёг с тяжелой болезнью почек, и Иван стал кормильцем маленькой семьи.

В 1872 году он устроился конторщиком на железнодорожной станции в городе Козлове Тамбовской губернии. Этот небольшой городок стал его домом на всю оставшуюся жизнь. Здесь же он встретил спутницу жизни – дочь рабочего Александру Петрушину. Молодые поженились в 1875-м, вскоре родился сын Николай, за ним – дочь Мария. Двенадцати рублей в месяц, которые получал Мичурин на железной дороге, едва хватало на прокорм. А вскоре он вообще бросил работу, решив целиком посвятить себя любимому садоводству.

Козловские страдания в сыром шалаше

Улица, на которой Мичурин снял домик, называлась Питейной из-за обилия стоящих на ней кабаков. Однако козловцы не только пили, но и закусывали – город утопал в зелени деревьев, а овощи и фрукты отлично вызревали на местном чернозёме. Обрусевший француз Ромен Дюльно бойко торговал привезёнными из-за границы саженцами южных яблонь и вишен. Правда, очень скоро капризные гости вымерзали и чахли – зимы в Козлове были не по-южному суровы.

Мичурин решил исправить положение. Для опытов он арендовал у купца Горбунова пустующую усадьбу с садом и перевёз семью туда. Очень скоро в домике негде было ступить от горшков, коробок, ящиков с рассадой. В трёх комнатах, кухне, кладовке и, конечно, в саду разместились 600 видов растений – лимоны, апельсины, розы, магнолии, экзотические араукарии и юкки и даже вирджинский табак. Дети болели, жена начала ворчать. Пришлось перебраться в более просторный дом, но и он через пару лет оказался заполненным под завязку. Туго было и с деньгами, хотя у Мичурина были золотые руки – в свое время он один, без всякой помощи, провел на станции Козлов электрическое освещение. Начальник депо инженер Граунд тогда сказал: «Бросайте ваш сад, господин Мичурин! Вы же первоклассный электротехник». Вместо этого Иван Владимирович бросил работу и открыл мастерскую по починке часов, швейных машинок и прочей мелкой техники. Вдобавок он следил за исправностью часов на станции – вместе набегало около 40 рублей в месяц.

В 1887 году Мичурин узнал, что священник Ястребов продаёт большой участок земли недалеко от города, на берегу реки Лесной Воронеж. С трудом скопив деньги, садовод перебрался туда. Ради приобретения желанного участка он посадил всю семью на голодный паёк – белый хлеб и сахар по выходным, мясо по праздникам. Основной пищей надолго стали тюря из хлеба с луком и жидкий чай. Из экономии Мичурины вручную перетащили из города мешки с землёй и ящики с рассадой.

Дочь Мария вспоминала: «Отец забывал об одежде, о пище, о нужде и безденежье семьи и все свои мизерные доходы вкладывал в выписку интересовавших его семян. Мать шла ему навстречу, также отказывая себе во всём необходимом. Бесконечная подноска воды, посадка растений, перекопка и рыхление гряд днём, письмо и чтение по ночам уносили силы отца».

Усилия не пропали даром – через пять лет на бывшем пустыре появились стройные ряды молодых яблонь, груш, вишен. Впервые в Козлове здесь росли персики, абрикосы, виноград. В 1888 году Мичурин вывел свой первый морозоустойчивый гибрид – вишню «Княжна севера», после революции переименованную в «Красу севера».

Дело шло трудно – не имея нужного образования, самоучка доверился «авторитетному» мнению московского садовода Грелля. Тот утверждал, что вывести новые сорта легко – достаточно привить южные плодовые растения к местным, более неприхотливым. Мичурин долго пытался сделать это, но саженцы погибали.

Тогда он перешёл к более сложному методу – искусственному скрещиванию и долгому изменению свойств получившихся гибридов. Он видел, что разные сорта яблок или слив уже через несколько лет дают жизнеспособные гибриды. И чем дальше эти сорта по родству и географическому местоположению, тем лучше их гибриды приспосабливаются к местным условиям. Так случилось с яблоней-китайкой, к которой он привил нежные европейские сорта – кандиль, бельфлёр, пепин и другие. Гибридные яблоки были крупными, сочными и в то же время морозостойкими, как их китайский предок.

Ту же операцию Мичурин пытался повторить с грушами бере и дюшес, сливой ренклод и другими теплолюбивыми фруктами. Дело шло трудно, пока садовод не понял причину: чернозём на его участке был слишком жирным и «баловал» его гибриды, снижая их устойчивость к морозу. Пришлось опять искать новый участок, перевозить туда имущество, выкраивать из мизерного бюджета средства на семена и рассаду.

В 1899 года Мичурин перебрался в слободу Донское, ставшую его окончательным пристанищем. К тому времени дети, которым до смерти надоело возиться с садом, оставили его – дочь вышла замуж, а сын устроился механиком на станцию. Иван Владимирович и Александра Васильевна с трудом справлялись с большим хозяйством. Тяжёлый труд, недоедание, ночёвки в сыром шалаше подорвали здоровье обоих. Были и другие проблемы: к Мичурину повадился местный священник отец Христофор. Он просил, а потом и требовал оставить «богопротивное» выведение новых пород, смущающее умы прихожан. Садовод, не отличавшийся смирением, указал гостю на дверь. Мешали и мальчишки, таскавшие румяные мичуринские фрукты. Хозяин сада то бегал за ними с палкой, то пробовал увещевать, но толку было мало.

«Русские не продаются»

И все же к 1905 году Мичурин вывел уже немало гибридных сортов: яблони «Кандиль-китайка», «Ренет бергамотный», «Шафран северный», груши «Бере зимняя» и «Бергамот Новик», сливу «Ренклод реформа». Скрестив обычную рябину с чёрной аронией, он получил новую полезную ягоду – черноплодную рябину. Пытался выращивать морозостойкий виноград.

А цветы в его саду цвели такие, что француз Дюльно млел от восхищения: «Вам, мсье Мичурин, нужно торговать розами. Послушайте меня, и вы озолотитесь!» Но Иван Владимирович, как истинный фанатик науки, был равнодушен к деньгам. Конечно, он торговал своими саженцами и цветами, но неумело, чуть ли не себе в убыток. Намучившись с купчихами, по часу выбиравшими букеты – «Ах, сударь, эти цветы вовсе не в моем скусе!» – прекращал торговлю и убегал в любимый сад.

Официальная наука упорно не замечала Мичурина. Журнал «Садоводство» охотно печатал его статьи, но все попытки поделиться мыслями с коллегами встречались холодным молчанием. Только несколько учёных поддерживали «талантливого самоучку» и сообщали ему о новостях биологии.

На рубеже веков эта наука переживала настоящую революцию – опыты чешского монаха Грегора Менделя породили учение о генах. Мичурин этой теории не понял и не принял. Много лет возясь с растениями, он не видел никаких генов. Он знал, как получить новые сорта путем скрещивания и долгого отбора, и в духе Чарльза Дарвина считал этот отбор – природный или искусственный – главным двигателем эволюции. Учение о невидимых частицах, передающих наследственные свойства видов, казалось ему нелепым.

Однако накануне революции у Мичурина были заботы поважнее, чем борьба с генетикой. В 1915 году мощное половодье затопило его питомник, погубив многие ценные гибриды. Тем же летом на Козлов обрушилась эпидемия холеры. Помогая лечить больных, заразилась и умерла жена Ивана Владимировича – последний близкий ему человек. А вскоре он получил от властей очередной отказ в субсидии на развитие садоводческого хозяйства. Таких отказов было много, и каждый глубоко ранил Мичурина – неужели он не нужен своей стране?

Неожиданное признание пришло из-за океана. К Мичурину трижды приезжал представитель правительства США Фрэнк Мейер, который покупал саженцы выведенных им сортов. Позже садовод рассказывал, что американец склонял его к отъезду, сулил большие деньги и даже пароход для вывоза растений. Но в ответ получил гордое: «Русские не продаются!»

Обласканный Октябрём

Узнав об Октябрьской революции, Мичурин записал в дневник: «Буду работать, как и раньше – для народа». Скоро в питомник явились комиссары и объявили его государственным. Правда, хозяина оставили заведующим и выделили солидную зарплату – говорят, по протекции местного большевика, которого садовод когда-то прятал от полиции.

Питомник расширился – ему отдали земли ликвидированного монастыря. Мичурин уже не справлялся с хозяйством, и ему на помощь направили опытного агронома Иосифа Горшкова, а потом многочисленных студентов-практикантов. В 1921 году мичуринские яблоки и груши попали на выставку в Тамбов, а скоро о них узнали и в Москве. Секретарь Совнаркома Николай Горбунов, не чуждый садоводству, услышал от кого-то о козловском самоучке и рассказал о нем Ленину. Тот пришел в восторг и отправил к Мичурину в гости «всесоюзного старосту» Михаила Калинина. Старый интеллигент, кормящий народ чудо-фруктами, стал находкой для советской пропаганды. К тому же он охотно играл отведённую ему роль, вознося хвалы партии и её вождям.

За это Иван Владимирович получил не только славу, но и ощутимые материальные блага. Его питомник вырос с 8 до 20, а потом и до 100 гектаров. Там работало больше ста человек, которые днём и ночью следили за состоянием свежепривитых гибридов. Экспедиции доставляли Мичурину новые виды растений с Кавказа, Средней Азии, Дальнего Востока. Он проводил опыты с женьшенем, лимонником, актинидией. В 1928 году питомник переименовали в селекционную станцию имени Мичурина. Вскоре в Козлове был открыт первый садоводческий техникум – тоже имени Мичурина. А в 1932-м это имя было присвоено и самому городу, не переименовали и по сей день.

К чести селекционера, он не загордился, не превратился в крикливого барина. Человек, давший имя собственному городу, был всё так же скромен, ходил в неизменной потёртой парусиновой куртке и фетровой шляпе. По-прежнему каждый день выходил на крыльцо кормить воробьёв – их он знал «в лицо», и каждому дал свое имя. Подбирал в лесу раненых птиц, выхаживал и подолгу держал дома. Умудрился приручить даже лягушек – заслышав его шаги, они вылезали на берег и ждали угощения в виде сухих мух.

Заложник интриг

Тем временем вокруг старого учёного закипали страсти. В 1929 году молодой украинский агроном Трофим Лысенко прислал ему статью, посвящённую яровизации – новому методу превращения озимых культур в яровые. В письме Лысенко упирал на то, что его метод развивает мичуринское учение о решающем значении внешнего воздействия для эволюции. Прочитав письмо, старик пожал плечами: он не раз призывал продвигать новые сорта только после тщательных испытаний. Объяснял, что способы создания новых сортов работают только в опытных и неравнодушных руках – таких, как его руки.

Но Лысенко такие «мелочи» не интересовали – он верно понял генеральную линию партии. После коллективизации и голода первой половины 1930-х годов Сталину требовалось как можно быстрее повысить урожаи и накормить страну. Лысенко с его яровизацией пришёлся кстати, да и его метод нравился вождю – не выискивать под микроскопом какие-то там гены, а воздействовать на растения решительно и наступательно! Только так можно озимую пшеницу превратить в яровую, рожь в ячмень, а картошку – в ананасы…

Всё это Лысенко преподносил под именем «мичуринской биологии», хотя Иван Владимирович так и не признал его своим учеником. Прикрываясь портретом-иконой раскрученного селекционера, Лысенко сумел сместить академика Николая Вавилова с поста президента Академии сельскохозяйственных наук и вскоре занял его место, на двадцать лет став всесильным диктатором в биологии.

Но Мичурину уже не было до этого дела. В начале 1935 года врачи нашли у него рак желудка, но, несмотря на боль, он до последнего дня жизни работал в саду. 7 июня он скончался и был торжественно похоронен в сквере у основанного им техникума. По сторонам могилы, как стражи, встали четыре яблоньки – «Кандиль-китайка», «Бельфлёр-китайка», «Пепин-китайка» и «Пепин-шафран».

Мичурина не стало, а Лысенко продолжал разгром генетики, отбросив российскую науку в этой области далеко назад. Выдвигая свои теории, он неизменно прикрывался именем «учителя». Немудрено, что развенчание Лысенко в годы «оттепели» отразилось и на Мичурине. Его книги издавались всё реже, а критика в его адрес звучала всё чаще. Утверждали, что все его достижения – блеф партийной пропаганды. Его питомник – теперь Всероссийский НИИ генетики и селекции плодовых растений – не раз угрожали закрыть. А он работает и, что самое интересное, продолжает выводить новые сорта.

Ведь кроме путаных теорий Мичурин оставил своим ученикам и всем нам главный урок – сад даст плоды при любой вменяемой власти, только если за ним ухаживать с терпением и любовью. В таком случае сад тоже может стать опорой государства.

иван владимирович мичурин

День рождения: 07.06.1855 года
Место рождения: небольшое поместье Вершина близ деревни Долгое Пронского уезда Рязанской губернии

Российский биолог и селекционер, автор многих сортов плодово-ягодных культур, доктор биологии, заслуженный деятель науки и техники, почётный член АН СССР (1935), академик ВАСХНИЛ (1935). Награждён орденами Св. Анны 3-й степени (1913), Ленина (1931) и Трудового красного знамени. Три прижизненных издания собраний сочинений.

Прадед И. В. Мичурина Иван Наумович и дед Иван Иванович Мичурины были мелкопоместными дворянами и участниками Отечественной войны 1812 года. И.В.Мичурин продолжил семейную традицию, поскольку не только его отец, Владимир Иванович, но и дед, Иван Иванович, а также прадед, Иван Наумович, живо интересовались садоводством и собрали богатую коллекцию плодовых деревьев и библиотеку сельскохозяйственной литературы.

Мать Мария Петровна, отличавшаяся слабым здоровьем, заболела горячкой и умерла в тридцатитрехлетнем возрасте, когда И. В. Мичурину было четыре года от роду. Иван Владимирович Мичурин родился седьмым по счету ребенком, а его братья и сестры умерли еще детьми.

Мальчик занимался с отцом садом, пасекой, посадками и прививками. В восьмилетнем возрасте в совершенстве умел производить окулировку, копулировку, аблактировку растений.

Обучался сначала дома, а затем в Пронском уездном училище Рязанской губернии, посвящая свободное и каникулярное время работе в саду. 19 июня 1872 г. окончил Пронское уездное училище, после чего отец готовил сына по курсу гимназии к поступлению в Петербургский лицей. В это время отец неожиданно заболел.

Поместье было заложено и ушло за долги. Дядя, Лев Иванович, помог Мичурину определиться в Рязанскую губернскую гимназию. Испытывавшая материальные трудности тетка, Татьяна Ивановна, которая также увлеченно занималась садоводством, взяла на себя заботу об Иване Владимировиче.

Мичурин был исключен из гимназии в 1872 году за «непочтительность к начальству». А. Н. Бахарев в биографической справке в книге Мичурина утверждает, что поводом к исключению был случай, когда, здороваясь на улице с директором гимназии, гимназист Мичурин «из-за сильного мороза и болезни уха не успел снять перед ним шапки», тогда как действительной причиной он называет отказ дяди, Льва Ивановича, дать взятку директору гимназии Оранскому.

Читайте также:  Свойства почвы

В 1872 г. Мичурин перебрался в г. Козлов (впоследствии Мичуринск), окрестности которого он не покидал надолго практически до конца жизни.

В конце 1872 г. И. В. Мичурин получил место коммерческого конторщика товарной конторы станции Козлов (Рязано-Уральская железная дорога, позднее — станция Мичуринск, Московско-Рязанской железной дороги), с окладом 12 рублей в месяц и 16-часовым рабочим днем.

В 1874 г. Мичурин занимает должность товарного кассира, а затем и одного из помощников начальника той же станции. По утверждению биографа А.Бахарева, должность помощника начальника станции Мичурин потерял из-за конфликта («едкой насмешки») с начальником станции Эверлингом.

С 1876 по 1889 г. Мичурин — монтер часов и сигнальных аппаратов на участке железной дороги Козлов — Лебедян.

В 1874 г. женился на Александре Васильевне Петрушиной, дочери рабочего винокуренного завода. «Женат 28 августа 1874 г. на мещанке г. Козлова Александре Васильевне Петрушиной, родившейся в 1858 году. От этого брака имею двух детей: сына Николая, родившегося в 1876 г., и дочь Марию, родившуюся в 1877 г.».— И.В.Мичурин в ответе на запрос департамента земледелия, 10 ноября 1911 г.

Имея недостаток средств, Мичурин открыл в городе, при своей квартире, часовую мастерскую. По утверждению А.Бахарева, «по возвращении с дежурства Мичурину приходилось сидеть далеко за полночь, занимаясь починкой часов и ремонтом различных приборов».

Свободное время И. В. Мичурин посвятил работам по созданию новых сортов плодово-ягодных культур.

В 1875 году он взял в аренду за 3 рубля в месяц пустующую городскую усадьбу в окрестностях г. Козлова площадью площадью 130 кв. саженей (около 500 кв. метров) «с небольшой частью запущенного садика», где начал проводить опыты по селекции растений. Там он собрал коллекцию плодово-ягодных растений в 600 с лишним видов. «Скоро арендуемая мною усадьба, — писал он, — настолько переполнена была растениями, что дальше не было никакой возможности вести на ней дело».

«В течение 5 лет нечего и думать о приобретении земли. И расходы по возможности надо сокращать до крайних пределов. А после продажи части прививок и дичков, на шестом (т. е. в 1893 г.) приблизительно 5 000 шт., на сумму 1000 рублей (т. е. по 20 копеек), можно приобрести и землю, огородить ее и засадить . Посадить между деревьев и по забору. Считая по 4 вершка на каждое растение, можно продержаться три года».— И.В.Мичурин, в своем дневнике за 1887 г.

В начале осени Мичурин переходит на квартиру в доме Лебедевых, на Московской улице, с усадьбой и садом. По свидетельству современника Мичурина И. А. Горбунова, через два года Мичурин приобрел с помощью банка этот дом с усадьбой, который он тут же заложил из-за отсутствия средств и больших долгов на 18 лет. На этой усадьбе Мичурин вывел первые сорта: малина Коммерция (сеянец Колоссальной Шефера), вишни Гриот грушевидный, Мелколистная полукарликовая, Плодородная и межвидовой гибридный сорт вишни Краса севера (вишня Владимирская ранняя × черешня Винклера белая). Сюда он перенес всю коллекцию садовых растений с усадьбы Горбуновых. Но через несколько лет и эта усадьба оказалась переполненной растениями.

В начале осени 1887 г. Мичурин узнал, что священник пригородной слободы Панское, Ястребов, продает участок земли в семи километрах от города у слободы Турмасово, под «Кручью», на берегу реки Лесной Воронеж. Из из 12 1/2 десятин (около 13,15 га) участка в дело могла пойти лишь половина, так как другая половина была под рекой, обрывом, кустарником и прочим неудобьем, однако Мичурин оказался очень доволен участком. Из-за нехватки средств сделка затянулась до февраля 1888 г. А.Бахарев утверждает, что «Вся осень и большая часть зимы 1887—1888 гг. ушли на лихорадочное добывание денег при непосильном, доходившем до изнеможения, труде». 26 мая 1888 г. покупка земли состоялась, после чего в распоряжении Мичурина осталось 7 рублей и большие долги под заклад половины земли. Из-за нехватки средств растения с городского участка члены семьи Мичуриных носили за 7 км на своих плечах. Поскольку на новом участке не было дома, ходили за 14 км пешком, и два сезона жили в шалаше. Работу монтером Мичурин был вынужден продолжать еще один год. С 1888 г. этот участок близ слободы Турмасово стал одним из первых в России селекционных питомников. Впоследствии это – центральная усадьба совхоза-сада им. И. В. Мичурина, с площадью в 2500 га садов с мичуринским сортиментом.

В 1893—1896 гг., когда в питомнике в Турмасово уже имелись тысячи гибридных сеянцев сливы, черешни, абрикоса и винограда, Мичурин убеждается в безуспешности метода акклиматизации путем прививки, и делает вывод, что почва питомника – мощный чернозем, – является жирной и «балует» гибриды, делая их менее устойчивыми к опустошительной для теплолюбивых сортов «русской зиме».

В 1900 г. Мичурин перенес насаждения на участок с более бедными почвами «для обеспечения „спартанского“ воспитания гибридов».

В 1906 г. увидели свет первые научные работы И. В. Мичурина, посвященные проблемам выведения новых сортов плодовых деревьев.

В 1912 году награжден орденом Святой Анны 3-й степени.

В 1913 отказался от предложения Департамента земледелия США переехать в Америку или продать свою коллекцию растений.

Не покидая своего питомника в течение всего периода Февральской революции 1917 года, на другой же день после Октябрьской революции 1917 года, несмотря на продолжавшуюся на улицах стрельбу, Мичурин явился в только что организованный уездный земельный отдел, где встретился с бывшим батраком Дедовым — комиссаром земельного отдела — и заявил ему: «Я хочу работать для новой власти». Последний распорядился в тот же день созвать по делу Мичурина заседание коллегии, обещал поставить в известность Наркомзем и предложил земельному комитету Донской слободы принять меры к охране питомника. Дедов оказал Мичурину и его семье материальную помощь и помощь продовольствием.

29 июня 1918 года Коллегия Козловского уездного комиссариата земледелия, изучив питомник Мичурина, в своем заседании приняла постановление о его национализации:
«Вследствие того, что плодовый питомник Мичурина при Донской слободе, в количестве 9 десятин, по имеющимся в комиссариате документальным сведениям является единственным в России по выводке новых сортов плодовых растений,… признать питомник неприкосновенным, оставившего временно до передачи в ведение Центрального комитета (Наркомзем) за уездным комиссариатом, о чём известить соответствующие волостной и местный советы, Мичурину предоставить право на пользование питомником в размере 9 десятин и просить продолжать полезную для государства работу по своему усмотрению. На производство работ выдать пособие в размере 3000 руб., одновременно с сим сообщить о состоявшемся постановлении Московскому комиссариату земледелия (Наркомзем) с просьбой о принятии указанного питомника в свое ведение и под свое руководство».

К весне 1919 года количество экспериментов в саду Мичурина возросло до нескольких сотен. В то же время Мичурин принимал участие в агрономических работах Наркомзема, консультировал специалистов сельского хозяйства по вопросам селекции, борьбы с засухой, поднятия урожайности, посещал местные агрономические совещания.

На Всероссийской с.-х. выставке в 1923 достижения М. получили всенародное признание. Мичурину присуждена была высшая награда – диплом ЦИК СССР. 20 ноября 1923 Совнарком РСФСР вынес постановление о признании питомника имени Мичурина учреждением, имеющим общегосударственное значение. На развитие дела М. были отпущены крупные средства. Имя М. приобрело прочную и заслуженную известность не только среди учёных, специалистов с. х-ва, но и среди широких слоев трудящегося крестьянства. Сорта М. получили широкое распространение.

25 октября 1925 в Козлове был торжественно отпразднован юбилей 50-летней научно-исследовательской деятельности И. В. Мичурина. За выдающуюся полувековую работу по созданию новых улучшенных сортов плодово-ягодных растений М. был награждён ЦИК СССР орденом Трудового Красного Знамени. Питомник получил замечательное оборудование для биохимической и физиологической лабораторий и научных кабинетов и смог намного увеличить размеры экспериментальной и практической деятельности по внедрению замечательных мичуринских сортов плодово-ягодных р-ний в сады колхозов и совхозов.

К этому же времени были заложены новые маточные сады с мичуринскими сортами плодовых и ягодных р-ний. В 1928 питомник был переименован в Селекционно-генетическую станцию плодово-ягодных культур имени И. В. Мичурина. В 1929 советское правительство учредило на основе достижений М. первый в СССР техникум селекции плодово-ягодных культур. В том же 1929 вышла в свет книга “Итоги полувековых работ” Мичурина, освещающая основные черты его общебиологического учения и помологическое описание выведенных им наиболее выдающихся сортов плодовых растений.

7 июля 1931 Президиум ЦИК СССР за выдающиеся заслуги перед Советским государством наградил И. В. Мичурина орденом Ленина.

Наряду с основанной И. В. Мичуриным селекционно-генетической станцией, в Козлове был создан Всесоюзный центр научно-исследовательского, учебного и пром. плодоводства, в который вошли: совхоз-сад на площади св. 3 500 га, Н.-и. ин-т северного плодоводства, Плодоовощной ин-т, техникум, рабфак, детская с.-х. станция и опытная школа. Им было присвоено имя Ивана Владимировича Мичурина. Постановлением Президиума ЦИК СССР от 18 мая 1932 город Козлов был переименован в город Мичуринск.

В 1934 на базе питомника Мичурина создана генетическая лаборатория, в настоящее время — Всероссийский НИИ генетики и селекции плодовых растений им. И. В. Мичурина (ВНИИГ И СПР РАСХН), занимается разработкой методов выведения новых сортов плодовых культур, селекционной работой. В результате плодотворной деятельности учёного г. Мичуринск превратился в общероссийский центр садоводства, впоследствии здесь также появился НИИ плодоводства им. Мичурина, Мичуринский государственный аграрный университет.

20 сентября 1934 вся Советская страна праздновала юбилей восьмидесятилетия со дня рождения и шестидесятилетия творческой деятельности И. В. Мичурина. В день юбилея Иван Владимирович получил приветствие великого вождя и учителя советского народа И. В. Сталина:

“Товарищу Мичурину, Ивану Владимировичу. От души приветствую Вас, Иван Владимирович, в связи с шестидесятилетием Вашей плодотворной работы на пользу нашей великой Родины. Желаю Вам здоровья и новых успехов в деле преобразования плодоводства.

Крепко жму руку. И. Сталин”.

В ответной телеграмме Мичурин писал:

“Дорогой Иосиф Виссарионович! Телеграмма от Вашего имени явилась для меня высшей наградой за все 80 лет моей жизни. Она дороже мне всяких иных наград. Я счастлив Вашим великим вниманием.

Ваш И. В. Мичурин”.

7 июня 1935 Совет Народных Комиссаров Союза ССР и Центральный Комитет ВКП(б) с прискорбием известили советский народ о смерти Ивана Владимировича Мичурина – “выдающегося советского ученого, смелого преобразователя природы, всю жизнь отдавшего служению трудящимся массам”.

Главнейшие труды М.: Сочинения, 2 изд., т. I – IV, М., 1948; Итоги шестидесятилетних работ, 5 изд., М., Сельхозгиз, 1949; Итоги шестидесятилетних работ. Редакция В. Н. Столетова, М., изд-во Академии наук СССР, 1950.

Разработал методы селекции плодово-ягодных растений, главным образом метод отдаленной гибридизации (подбор родительских пар, преодоление нескрещиваемости и др.).

МИЧУРИН Иван Владимирович

Родился: 27.10.1855Скончался: 07.06.1935

Иван Владимирович Мичурин – знаменитый биолог- селекционер, создатель многих современных сортов плодово-ягодных культур. С 1935 года Мичурин почетный член Академии наук СССР. Был награжден орденами святой Анны(1913), орденом Ленина(1931) и орденом Трудового Красного знамени. Мичурин трижды переиздавал сборники сочинений о различных методах селекции сортов растений. Особенный интерес представляют его уникальные методы гибридизации плодоовощных культур: автор подбирал родительские пары, преодолевая их нескрещиваемость.

Предки Ивана Владимировича и их семейная традиция увлечения садоводством не могли не отразиться на судьбе Мичурина. Мичурин родился в селе Вершина, Пронского района Рязанской области. Он был седьмым по счету ребенком в бедной крестьянской семье. Его братья и сестры умерли еще в раннем возрасте, а мать скончалась на тридцать четвертом году жизни. Ивану тогда было четыре года. Уже с раннего возраста Мичурин стал проявлять интерес к растениям: увлекался садоводством, коллекционировал плодовые деревья, пополнял библиотеку сельскохозяйственной литературой.

Сначала Мичурин обучался дома, затем отправился в Пронское уездное училище. По окончании училища Мичурин готовился поступить в Петербургский лицей. Из-за неожиданной болезни отца Иван Владимирович вынужден был вместо Петербургского лицея поступить в Рязанскую гимназию, чтобы не уезжать далеко от родителя. Отец вскоре умер, поместье разорилось, заботу об Иване Владимировиче взяла на себя тетка. В 1872 году Мичурин был исключен из гимназии за «непочтительность к начальству», что на самом деле было связано с отсутствием вручения взятки вышестоящим.

В том же году Мичурин покинул Рязань и отправился в город Козлов, в котором провел последующие годы своей жизни. На жизнь надо было как- то зарабатывать, поэтому Мичурин устроился работать коммерческим конторщиком одной из товарных контор с 16- часовым рабочим днем и 12 рублями в месяц. Уже через два года Мичурин занимает должность помощника начальника, но не надолго, ссора с начальником станции нарушила планы. Мичурин сменил работу и стал ремонтировать часы и сигнальные аппараты.

Затем он открыл собственную часовую мастерскую. Однако, он по- прежнему хотел заниматься растениями и их видами. Вскоре ему удалось снять заброшенную усадьбу в районе Козлова, площадью 130 га., с небольшим земельным участком, на котором Мичурин начал ставить селекционные опыты с более чем 600 видов растений. Перейдя в городскую усадьбу знакомых, Мичурин вывел первые сорта растений: малина Коммерция, вишня Гриот, вишня Краса севера и др. Но вскоре и эта усадьба была засажена растениями.

Внимание Мичурина привлекала продаваемая священником Ястребовым усадьба, с участком земли12,5 десятин. Хотя половина участка находилась под рекой, под кустарниками и оврагом, все же Мичурин был доволен приобретенной усадьбой. Спустя годы эта усадьба-питомник стала одним из первых в России селекционных центров, а еще несколькими годами позднее -центральная усадьба совхоза им. И.В. Мичурина. В период с 1893 по 1896 в питомнике были выведены гибриды сливы, черешни, абрикоса и винограда. Но все эти сеянцы не смогли пройти акклиматизацию методом прививки, так как мощный чернозем все время пресыщал их. Тогда Мичурин пересадил растения в более скудные почвы, для приобретения ими спартанской закалки.

В 1906 году свет увидел первые научные публикации И. В. Мичурина, затрагивающие проблему нового выведения сортов плодовых деревьев. Уже в 1912 году Мичурин за свои достижения был награжден орденом Анны третьей степени. В 1913 году американцы предложили Мичурину продать коллекцию сортов, на что получили отказ селекционера. В 1915 году в результате весеннего паводка был затоплен питомник: многие гибриды погибли. В этом же году из-за эпидемии холеры умирает жена Мичурина.

В это время Мичурин находит подтверждение своим предположениям о законе наследования признаков у растений. Уходя с головой в работу, Мичурин потихоньку забывает о случившихся трагедиях. Теперь каждый номер « Прогрессивное садоводство и огородничество» начинается со статей Мичурина. В 1917 году, с началом февральской революции Мичурин заявил, что хочет сотрудничать с новой властью. Ответ последовал незамедлительно. 22 ноября 1918 года Народный комиссариат заключил постановление о принятие в свое ведомство питомник Мичурина, а самого Мичурина назначили заведующим данным питомником с правом приглашения рабочих для дальнейшего расширения производства.

К 1922-му году Мичурин произвел свыше 150 новых сортов плодовых деревьев и кустарников: яблони- 45 сортов, груши- 20 сортов, вишни- 13 сортов, черешни- 6 сортов, рябины- 3 сорта и т. д.

В 1934 году на базе питомника была создана генетическая лаборатория им. И.В. Мичурина, занимающаяся разработкой новых сортов и видов растений, которая существует по сей день. Здесь же были основаны НИИ плодоводства им. Мичурина и Мичуринский государственный аграрный университет. Вклад И.В. Мичурина в развитие науки и государства в целом был настолько велик, что город Козлов еще при жизни Мичурина в 1932 году был переименован в Мичуринск.

Добавить комментарий